Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигарха

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

<<<< Назад

Сергей Ермаков - ПОП - ЗВЁЗДНЫЕ ВОЙНЫ

 

*****

Она трясла его за плечи, пытаясь привести в чувство, она звала его до тех пор, пока седой, усталый доктор не подошел к ней и не произнес, положив руку ей на плечо:

- Это бесполезно, девушка, он уже умер, вы его не воскресите…

- Нет, нет, - замотала головой Татьяна, - этого не может быть... он не может умереть вот так… не может… он на войне выжил… он не может здесь умереть…

Но Саша больше не шевелился, прикрытые веки даже не дернулись, а голова безжизненно моталась из стороны в сторону. Александр был мертв и с этим ничего нельзя было сделать. Татьяна встала, отошла от недвижно лежащего на полу тела своего телохранителя и лучшего друга, медленно подошла к своей шубке, достала из кармана мобильный телефон и набрала номер. Когда на том конце ей ответили, она сказала туда коротко:

- Папа, это я, Татьяна. Приезжай, пожалуйста, поскорее, Сашу убили. Я тебе потом, попозже перезвоню из дома и все расскажу подробно.

Поезд «Мурманск-Москва» прибыл по расписанию и остановился на платформе Ленинградского вокзала. Из вагона номер шесть вышел мужчина лет сорока, среднего роста, худощавый, но крепкий. Он поставил сумку на перрон и огляделся. К нему из толчеи народа немедленно приблизился мужчина – примерно ровесник приехавшего, но с круглым пивным животиком, который выдавал в нем человека состоятельного, хорошо питающегося. Он был лысоват, черняв, на волосатой груди его висела толстая золотая цепь без креста. Толстяк подошел к приехавшему мужчине и сразу спросил как его зовут. Удостоверившись, что он не ошибся, мужчина протянул ему руку и представился:

- Александр Бальган, продюсер вашей дочери.

- Алексей Никитович, - ответил отец Татьяны, пожимая руку продюсеру, - можно просто Алексей, а вообще я привык, что все меня называют Краб.

- Да-да, я знаю, - закивал головой Бальган, - Татьяна мне много рассказывала о вас. Она, к сожалению, не смогла приехать, вас встретить. Она сейчас вообще никуда из дому не выходит, у нее жуткая депрессия в связи с покушением на нее и со смертью Александра, ее телохранителя. Вы, кажется, служили с ним вместе в Чечне? Были его командиром?

Краб молча кивнул, подтверждая вопрос Бальгана, поднял с перрона свою сумку и они двинулись в сторону вокзала. На площади Бальган усадил отца Татьяны в свой «Мерседес», вырулил на дорогу и поехал к дому. Разговаривать с продюсером Крабу не хотелось, да Бальган и не привязывался с разговорами, ехал молча, а в машине играла ритмичная музыка, построенная на жестком гитарном рифе и сильный девичий голос пел что-то о роковом поцелуе змеи: «Ты целуешь меня, но это губы не твои, ты целуешь меня поцелуем змеи…»

- Песня из последнего альбома вашей дочери, - нарушил молчание Бальган, увидев, что песня заинтересовала его пассажира, - это прорыв не только на российском, но и на мировом рынке. Песня с ходу попала в горячую ротацию почти всех Московских станции и заняла первые места в хит-парадах. Вообще, этот последний альбом Татьяны…

- Почему «последний»? – спросил Краб. – Что, больше альбомов не будет?

Бальган не сразу понял о чем именно спросил его отец Татьяны, а когда понял, пояснил, что так вообще говорится – «последний» - не говорить же крайний или как-то еще. И выразил надежду, что Татьяна напишет еще не один, а двадцать один альбом и станет самой известной певицей в мире. Краб молча кивал, внимая соловьиным трелям продюсера, а перед глазами у него постоянно стояло лицо Александра – его солдата, которого он когда-то спас от смерти - вытащил из лап чеченских бандитов и который теперь погиб, защищая его дочь в центре Москвы в ночном клубе. Бальган пытался порасспрашивать Краба о погоде в Мурманске, о том какая рыбы нынче ловится в Белом море, но отец Тани отвечал неохотно, разговор никак не ладился и продюсер решил больше к суровому морпеху с расспросами не приставать.

Хотя у Бальгана были большие надежды на приезд отца Татьяны. Из-за покушения на певицу в клубе, Таня просто панически стала бояться оставаться одна, отказалась выступать на концертах, участвовать в телепередачах. А время было предновогоднее – самая «жатва», сенокос, как называют это время сами музыканты – время «рубить капусту». Тем более, если у тебя есть хитовая песня «Поцелуй змеи», которая две недели занимает верхние строчки в хит-парадах и есть раскрученное имя, можно рубить эту самую «капусту» почем зря. Но Татьяна после покушения на нее в клубе наотрез отказывалась выходить из дому и Бальган нес колоссальные убытки, платя неустойки за сорванные концерты. Продюсер полагал, что приезд отца все изменит и он сможет все-таки убедить Татьяну начать работу и какое-то время побудет рядом с ней. Бальгану Татьяна обрисовывала своего отца этаким суперменом, который может человек шесть здоровых бугаев в пучок связать, продюсер представлял себе чудо-богатыря, а приехал обычный мужичонка в затрапезной одежде.

Приехали к дому Бальгана и продюсер пояснил, что со дня покушения Татьяна не захотела возвращаться в свою квартиру, которую снимала недалеко от их дома и жена Бальгана Марина уговорила ее пожить пока у них. Поднялись на последний этаж новостройки, зашли в хоромы, какие Краб только по телевизору и видел – коридор – можно в футбол играть, потолки высотой в три человеческих роста, евроремонт, полы с подогревом. Когда входная дверь хлопнула, Татьяна выскочила из кухни, завизжала от радости, бросилась на отца и крепко его обняла. Вслед за дочерью Краба из кухни выглянула приятная, улыбчивая женщина лет тридцати и остановилась, прислонившись к дверному косяку. Таня схватила ее за руку, подтащила к отцу и представила их друг другу. Женщина, как и предположил Краб, оказалась женой Бальгана и звали ее Марина.

- Мы с Мариной лучшие подруги, - сказала Татьяна и добавила, - она мне как старшая сестра. Правда, Мариш?

Жена Бальгана улыбнулась и приобняла его дочь, словно и правда была ее старшей сестрой.

- Ой, папа, а что ж это я тебя в коридоре-то держу, - опомнилась Татьяна, - проходи на кухню, хочешь кофе с бутербродом?

Краб от кофе не отказался, присел за деревянный стол на шикарной кухне, площадью с однокомнатную квартиру в «хрущевке». Бальган тем временем, засуетился и, сославшись на срочные дела, покинул их компанию. В квартире они остались втроем – Татьяна, Марина и Краб. Марина вероятна понимала, что отцу и дочери нужно побыть вдвоем, поэтому «вспомнила», что ей нужно еще сегодня посетить солярий, помыть машину на автомойке и не пропустить занятия шейпингом. В общем масса дел скопилась на сегодня. Она быстро собралась, попрощалась до вечера и ушла. Взрослая дочь и ее отец остались в огромной квартире одни, и тогда только, оказавшись наедине с родным человеком, Татьяна смогла дать волю слезам. Она подробно рассказала отцу о том, что случилось в гримерке, о том как Саша закрыл ее своим телом, как потом, смертельно раненый, не признавался в этом и делал вид, что пуля убийцы просто царапнула его. Закончила она свой рассказ тем как он умер у нее на руках и добавила:

- Саша просил тебе передать перед тем как умер, что киллер этот профессионал, что он служил где-то в войсках или же в спецслужбах… он пистолет держал как-то по особому…

Повисла пауза. За окном чернела ночь, где-то в комнате бурчал телевизор, Татьяна помешивала в чашке выпитый кофе.

- Кто мог хотеть убить тебя? – спросил отец, нарушив тишину.

- Я не знаю, папа, - ответила Татьяна, - я даже предположить не могу. Я никому ничего плохого не сделала. Я просто занималась тем, что я умею делать – я писала песни и пела их. Я вообще не знаю кому и зачем понадобилось в меня стрелять.

- А у милиции какие-то версии есть? – спросил Краб.

- Да, есть у них одна версия, - ответила Татьяна, - и подозреваемый есть…

И она рассказала отцу о том, что главный подозреваемый в этом деле – некий композитор Коваленко – провинциальный «талант» из города Няндомы Архангельской области, который приехал в Москву для того, чтобы пробивать себе дорогу в шоу-бизнесе. Сначала этот Няндомский композитор просто носил для Татьяны в студию Бальгана компакт-диски со своими песнями, потом ждал ответа, не дождался, стал звонить ей по телефону и требовать, чтобы Татьяна пела его песни, а когда она отказалась, пригрозил, что убьет ее.

Краб спросил – видела ли она когда-нибудь этого Коваленко живьем и похож ли он на того убийцу, который зашел к ней в гримерку? Татьяна ответила, что Коваленко никогда не видала, да и убийцу толком тоже разглядеть не сумела –  гримерке все произошло как в каком-то страшном сне, как в тумане. А у маньяка Коваленко только слышала голос по телефону, когда он ей звонил. И рассказала, что как бы она не меняла номер своего телефона, Коваленко все равно находил его и опять звонил ей с угрозами.

- Но достать номер моего телефона как раз не проблема, - добавила Таня, - в переходе на Пушкинской площади можно купить номер телефона любой звезды, хоть самой Милены Дольской. И потом, папа, киллер был в маске Санта Клауса, лица я не видела, как бы я могла его узнать?

- Так этого Коваленко задержали? – спросил Краб.

Татьяна ответила, что его в данный момент ищут и обязательно найдут, потому что дело ведет по просьбе Бальгана и по рекомендации самой Милены Дольской один из самых опытных сыскарей Москвы, человек, который специализируется на уголовных делах в шоу-бизнесе майор Прохоров. Краб, который второй раз уже услышавший в восторженных тонах о некоей Милене Дольской, решил поинтересоваться что это за персона.

- Ты что, папа, ты телевизор не смотришь? – удивленно спросила Татьяна. – Это же поп-дива, известная всей стране?

Крабу нисколько не было стыдно за то, что он не знает поп-диву. Популярная музыка никогда не была его увлечением – он сам не мог спеть правильно и трех нот, из всего обилия музыки предпочитал Высоцкого и бардов, типа Митяева и Визбора, оттого в познаниях относительно поп-див и поп-мужиков был полный профан. Краб поинтересовался у дочери – сообщила ли она своей матери и отчиму, которые жили в Киеве, об истории с покушением на нее? Татьяна ответила, что позвонила им сразу же после того, как позвонила ему и обо всем, что с ней случилось, сразу же сообщила. Не стала дожидаться когда мама и отчим узнают о том, что произошло из телепередач или из газет.

- Потому что журналисты так все перевирают, - пояснила Татьяна, - что белое становится черным, а черное белым.

Краб с этим согласился.

- Мама сразу же захотела приехать ко мне вместе с отчимом, - добавила Татьяна, - но я ей сказала, что ты уже едешь ко мне в Москву, поэтому им приезжать совсем нет смысла. Да и много ли от них толку в нашей ситуации – от учительницы музыки и скрипача-виртуоза? 

Краб согласился, что в данной ситуации, конечно, немного, но вообще они воспитали Татьяну и сделали для нее все, что могли и что помогло в результате ей стать известной певицей. Татьяна не спорила.

Домой вернулся расстроенный Бальган. Он отозвал Краба на кухню и, нервно куря сигареты одну за другой, сообщил ему о том, что уже несколько концертных площадок выкатили ему, как продюсеру неустойку за сорванные концерты Татьяны. Он пожаловался отцу, что таким вот образом, игнорируя приглашения на выступления они с Татьяной теряют не только деньги – фиг с ними с деньгами, их еще можно будет заработать – они теряют очень важную вещь – свою репутацию, что в мире шоу-бизнеса делать недопустимо. В мире шоу-бизнеса существуют такие негласные правила – если ты пару раз прокололся, то за тобой уже тянется длинный, неприятно пахнущий шлейф слухов и дурной славы.

- Москва хоть и большой город, но в некоторых понятиях маленький, - пояснил Бальган, - ошибок столица не прощает.

Краб возразил, что, мол, разве народу непонятно – на Татьяну недавно покушались, ее могли убить – она в таком состоянии сейчас, она просто боится выходить на сцену – не до песен ей сейчас! Но Бальган покачал головой – наоборот, люди хотят видеть, что Таня жива здорова, хотят, чтобы она их веселила и пела для них любимые песни, не смотря ни на что. Народу наплевать на покушение, это произошло не с ними – толпа жестока, а Татьяна, как это не грустно признавать, всего лишь кукла в руках этой толпы. Она сама себе перестала принадлежать уже после того, как стала заметной фигурой массовой поп-культуры. И Бальган тоже сам себе не принадлежит, он всего лишь винтик в большом механизме. Это и есть шоу-бизнес – никого не волнуют твои проблемы – тебе заплачено, так будь добр, оставь свои неурядицы за кулисами, выходи на сцену и делай всем весело. Бальган схватил Краба за руку и буквально чуть не пал перед ним на колени.

- Я прошу вас, поговорите с ней, - прошептал он громко, - вы для Татьяны непререкаемый авторитет, я это знаю, она мне сто раз это говорила! Она вас послушается, она вас очень уважает. Бояться ей теперь уже больше нечего, ведь маньяка Коваленко, который стрелял в гримерке, вот-вот задержат. Это дело ведет майор Прохоров, он очень опытный сыщик, он уже вышел на след Коваленко, так что опасаться, я вам клянусь, больше совершенно нечего. Скоро Новый год – у нас с Татьяной на каждый день было запланировано по два-три, а то и по четыре концерта и все срывается. У нас сейчас как раз идет промоушн нового альбома «Поцелуй змеи», нужно именно сейчас работать на износ, иначе кто-то другой займет нашу нишу, альбом не будет продаваться, а песня за ротацию которой я столько взяток заплатил, вылетит на хрен из всех хит-парадов! Поговорите с Таней, пора начинать работу! Я вас прошу, поговорите!

- Я постараюсь, - ответил Краб, освободившись от липких рук Бальгана, - но ничего не обещаю.

- Да и Татьяна, выступая сама отвлечется от дурных мыслей, - продолжил Бальган, - нет лучшего лекарства от депрессии, чем с головой окунуться в работу, это я по себе знаю, поверьте мне.

- Я же сказал, что делаю все, что смогу, - повторил Краб.

Он никак не мог отделаться от мысли, что Бальган ему неприятен. Продюсер, услышав обещание Краба помочь ему, успокоился, сел на табуретку и заметил, что сигарета в его руке давно уже погасла. Тогда он закурил еще одну и налил себе чашечку кофе. Краб тоже присел за стол и спросил у продюсера о маньяке Коваленко – полагает ли он тоже, что это именно этот провинциальный композитор стрелял в гримерке и убил телохранителя Татьяны Александра? Продюсер закивал головой и сказал, что он стопроцентно уверен, что это был Коваленко, потому что больше некому и незачем пытаться убить Татьяну – смерти девушки, которую так любят в народе, может желать только маньяк у которого крыша поехала.

- Помните Джона Леннона? – спросил Бальган.

- Ну? – неопределенно ответил Краб.

- Его тоже убил человек, который был его поклонником, - ответил Бальган, - и очень горячим поклонником. Но сумасшедшим.

- Почему «тоже»? – возразил Краб. – Татьяна, слава богу, жива и я надеюсь, что больше ей ничего не угрожает? 

- Я оговорился, - махнул рукой Бальган.

«Слишком много оговорок за один день», - подумал Краб, повернулся и пошел в комнату в квартире продюсера, которую Бальган на время предоставил его дочери.

 

<<<<< Назад        Чтобы дальше прочитать - надо книгу покупать.

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

.