Сергей Ермаков - официальный сайт писателя и музыканта

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

Александр Белов - БРИГАДА - ШТУРМ ВУЛКАНАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - УБИТЬ НЕЛЕГАЛАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - РАЗБОРКА С ДЬЯВОЛОМБратья Аловы ОПЕР КРЮК - ПРИЧАСТИЕ КРОВИБратья Аловы - Кровавый переплет

НЕГРИТЯНСКИЕ КНИГИ СЕРГЕЯ ЕРМАКОВА

БРАТЬЯ АЛОВЫ    ОПЕР КРЮК - СПАСТИ ЛЕЙТЕНАНТА РИПЛИ

Девятая книга цикла Братьев Аловых повествует о поединке простого российского супермена капитана Крюкова с таинственным  Игроком. Этому преступнику ХХI века так надоели виртуальные войны в киберпространстве, что он решил организовать их в реальном времени с участием живых людей. Человеческие жизни для него пустой звук! Даже если это жизнь молодых очаровательных женщин, которых объединяет только одно - все они похожи на бесстрашную истребительницу космических чудовищ Элен Риплли из фильма "Чужой".

 

Спасти лейтенанта Рипли (фрагмент) 

Пролог

Остовы полуразрушенных серых домов грядой возвышались над бескрайней степью. Когда-то лет двадцать назад здесь кипела жизнь, стучали молоты, поскрипывали, срезая стружку фрезерные и токарные станки, люди обедали в столовой, возводили новые дома и мечтали, что на этом месте будет «город-сад». Но время распорядилось по иному. Теперь на месте бывшего секретного завода царили мерзость и запустение. Осенний дождь полоскал разрушающиеся стены цехов, лужи разъедали фундамент, серое небо нависло своими тучами так низко, что казалось, зацепит дырявые крыши. Обычно здесь было так тихо, что было слышно как гуляет ветер в проулках между цехами, но сегодня единовластно царил сильный шум дождя, похожий на звучание полоумного оркестра. Вероятность встретить среди разрушенных цехов хоть какое-то живое существо была равна нулю – от такого проливного ливня попрятались даже единственные обитатели этого скорбного места – комары и мухи.

И вдруг к пению ливня примешались чьи-то явные торопливые шаги. Прямо по лужам, торопливо ступали армейские шнурованные сапоги небольшого размера. Обладательницей этих сапог была среднего роста молодая женщина, которая пробиралась между стенами, беспрестанно оглядываясь. В руках она сжимала модернизированный автомат Калашникова, насквозь мокрая футболка ее прилипла к телу, облегая красивую грудь и тонкую талию. С длинных волос ее, заплетенных сзади в хвост струей текла дождевая вода, она тяжело дышала, вглядываясь в пелену дождя. Поскользнувшись на мокром камне она едва не упала, удержавшись на ногах прижалась к стене и замерла. Она прислушалась, но ничего не смогла услышать, кроме беспрестанно стучащих о стены и землю капель дождя и шума собственного, бешенного колотящегося сердца.

Она посмотрела туда, где недалеко, метрах в пятнадцати возвышался забор, когда-то обносящий эту запретную зону. Наверняка, он был так же разрушен, как и все остальное здесь. А если это было так, то это был шанс выбраться, убежать и скрыться от опасности, которая нависла над ней. Женщина, держа автомат на изготовке, побежала в сторону забора. Она была довольно ловка и двигалась быстро, прячась то за брошенными ржавеющими трубами, то возле стен. Наконец, до спасительного забора осталось всего метра три, она развернулась к нему спиной, чтобы видеть что творится сзади и, беспрестанно водя дулом автомата в разные стороны, пятилась.

Со стороны поведение женщины казалась странным – за ней никто не охотился, по крайней мере, никого не было видно. Женщина прижалась к бетонному забору спиной. Он на удивление хорошо сохранился, в отличие от полуразрушенных цехов и проржавевшего оборудования. Женщина стала двигаться вдоль забора, переступая и вглядываясь в пелену дождя за которой чернели пустые бойницы выбитых окон. Она надеялась найти отверстие или калитку, но ни того ни другого не было. Пройдя таким образом метров десять и отчаявшись, она решила перелезть через забор – он был не слишком невысоким, около двух с половиной метров. Благо и приступок нашелся подходящий – недалеко от забора валялся старый, ржавый металлический ящик.

Женщина схватила его левой рукой, правой удерживая автомат на изготовке, подтащила к забору, приставила и вскарабкалась на него. Оставалось ухватиться за забор, подтянуться, перелезть и спрыгнуть с противоположной стороны. Бетон был скользким от дождевой воды, пальцы не могли удержаться, соскальзывали. Но наверху была натянута колючая проволока. Если схватиться за нее рукой, то будет больно, но зато это хорошая опора. Женщина быстро повернулась на ящике, закинула автомат за спину, прижалась грудью к холодному камню забора и приготовилась к боли, к тому, что в ее ладони сейчас вонзаться эти ржавые заточенные куски проволоки. Но отступать ей было все равно некуда, поэтому она схватилась за колючку и попыталась подтянуться.

Она ожидала боли, но не такой. Ее затрясло как в лихорадке, все мышцы тела законвульсировали, она не удержалась на ящике и упала спиной прямо на автомат. От боли дыхание перехватило и она едва не потеряла сознание. И только сейчас до нее дошло, что колючая проволока не была ржавой – она была идеально новой, блестящей и по ней, судя по удару, шел электрический ток. Попытка побега женщине не удалась, она перевернулась в луже, спина стрельнула болью и женщина зарыдала, не двигаясь с места. И в это время со стороны цехов раздался залп и практически над ее головой просвистели пули. Ей стало страшно, но сил встать не было. Тогда автоматная очередь повторилась и пули фонтанчиком подняли воду прямо перед ее лицом. Нужно было бежать, скрываться, выдержать и только тогда можно было остаться в живых. Такими были условия этой страшной игры.

Она поднялась на ноги и быстро побежала к цеху, из которого по ней стреляли. В стене был большой проем, женщина забежала в него и увидела наверху, на галерее метрах в десяти силуэт стоящего человека с автоматом в руках. Он тоже заметил ее, дал очередь, но она успела отскочить в сторону и спрятаться за колонну. Пули автоматчика раздробили кирпичи, но не задели женщину, она высунулась из своего укрытия и стреляла, пока все патроны в рожке не закончились. Автоматчик который и не успел от нее спрятаться, пошатнулся и как-то неестественно завалился набок – все-таки она смогла попасть какой-то шальной пулей в него, хотя дуло сильно увело вверх. Она присела за колонной, отстегнула рожок у автомата и отбросила его в сторону. Был еще один запасной, но он был только один и она решила больше не стрелять длинными очередями, беречь патроны.

Она дрожащими от волнения руками перезаряжала автомат, а за ней с интересом наблюдал сидящий в теплой и сухой комнате за большим пультом управления человек в белоснежном костюме. Руки его лежали на двух джойстиках, перед глазами был огромный монитор, а по бокам от основного – множество маленьких, отображающих все цеха, все закоулки заброшенного завода. На центральном мониторе человек видел женщину, которая перезаряжала автомат, а губы ее беспрестанно и испуганно повторяли: «Мама-мама!». Похоже человеку в белом ее страх и мучения доставляли большое удовольствие, поскольку он двинул рукой, изображение приблизилось и на экране остались только губы девушки, беззвучно шепчущие что-то и ее испуганные, но безумно красивые глаза. Женщина внезапно исчезла с экрана, человек в белом быстро переключил изображение и увидел, что она бежит в направлении выхода из цеха.

Она пыталась выскочить на улицу в дождь через широко открытые ворота, но вдруг свет фар автомобиля ударил ей в лицо и взревел мотор. Женщина увидела как прямо на нее на бешеной скорости несется машина. Она едва успела отскочить, но все же автомобиль задел ее бампером за бедро, она упала на каменный пол, схватилась за автомат и дала короткую очередь по машине. Но, похоже, водителя она не зацепила. Тот резко затормозил, едва не уткнувшись мордой в противоположную от ворот стену, потом мотор опять взревел и автомобиль на всех парах понесся задним ходом как раз на нее.

Женщина закричала и закрыла глаза руками, машина внезапно свернула и врезалась багажником в стену в полуметре от нее. Сверху посыпались куски штукатурки, багажник смялся в гармошку. Она открыла глаза, увидела, что все еще жива, превозмогая боль в ноге, перекатилась по полу, вскочила и, хромая, побежала к тому проему, через который проникла в этот злополучный цех. Автомобиль стоял на месте, водитель поигрывал педалью газа и машина рычала, словно дикий зверь на охоте. Когда женщина почти уже достигла проема, автомобиль рванул с места, разбрызгивая грязь из-под колес, понесся прямо на нее. Еще минута – и от женщины останется только кровавое месиво на земле. Она развернулась, закричала и нажала на спусковой крючок автомата, целясь в лобовое стекло.

Опять весь рожок был выпущен, стекло разлетелось вдребезги, убитый водитель, видимо завалился вбок, руль повернулся, машина резко свернула в сторону и врезалась в колонну, поддерживающую дырявый свод. Колонна удара не выдержала, преломилась, потолок стал с грохотом заваливаться. Женщина, еще не веря, что она опять осталась жива, поспешила нырнуть в проем, перекатилась по лужам, вскочила на ноги и отбежала в сторону. Она увидела как падают на автомобиль тяжелые железобетонные конструкции, превращая машину в раздавленный блин. Видимо и остальные колонны, поддерживающие потолок не выдержали напряжения, стали заваливаться – разрушение пошло цепной реакцией и вскоре весь потолок рухнул внутри, оставив стоять только толстые стены.

Если она даже только ранила водителя автомобиля, то потолок сделал свое дело до конца, раздавив машину в лепешку. Ей нужно было найти ворота выхода, которые по условиям игры должны были быть открытыми – и тогда она сможет уйти. Но в рожке больше нет патронов, автомат стал обычной палкой, только очень тяжелой и поэтому она отбросила его в сторону. Ориентироваться в сплошной пелене дождя было невозможно, можно было идти только наугад и она побежала вдоль забора. Все-таки забор должен был где-то закончиться воротами, бежать вдоль него, значит, иметь гораздо больше шансов выбраться, чем плутать по огромной территории, попадая в ловушки. Но видимо, хозяин игры предусмотрел и это. Впереди в дожде вдруг звякнула цепь и раздался громкий, истошный собачий лай. Женщина вскрикнула от испуга, упала поскользнувшись, вскочила на ноги и побежала в обратном направлении. Но и там невесть откуда взялась собака. Ей ничего не оставалось делать как бежать на территорию завода.

На дорожке справа она заметила ящик. Он выделялся из картинки всеобщей разрухи своей свежей блестящей зеленой краской. Женщина остановилась. Возможно, это была какая-то ловушка, а может быть, и что-то полезное. Но в ее ситуации не воспользоваться шансом было бы глупо. Она подошла к ящику, присела рядом с ним на корточки и приоткрыла крышку. Внутри лежало три гранаты, в простонародье называемые «лимонками», а на ящике черной краской была написана инструкция пользования. Ящик моментально наполнился дождевой водой, читать инструкцию было некогда, да и незачем – каждый школьник знает, что нужно дернуть за кольцо и кидать.

Она засунула в карманы широких армейских штанов по одной гранате, а одну взяла в правую руку и побежала обратно туда, где лаяли собаки. Не успела она пересечь той линии на которой упала в прошлый раз как снова звякнула цепь и раздался собачий лай. Ей показалось, что она даже заметила в дожде тень псины, которая рвалась с цепи желая разорвать ее на части. Женщина сорвала с «лимонки» кольцо, размахнулась и кинула гранату в сторону, откуда доносился собачий лай, а сама рухнула на землю, закрыв голову руками. Собака не переставала лаять, а граната все никак не взрывалась – казалось, прошла целая вечность и когда она уже попыталась подглядеть, вдруг грохнуло, полыхнуло дымом и несколько осколков со свистом пролетели над ее головой.

Собака умолкла. Женщина поднялась и сделала несколько шагов вперед, но тут собачий лай раздался снова. Она выхватила вторую гранату и попыталась кинуть уже поточнее туда, где металась тень, а сама отбежала за угол, чтобы шальной осколок не смог зацепить ее. Раздался второй взрыв и снова собака замолчала. Женщина осторожно выглянула из-за стены, огляделась и побежала вдоль забора, но собака зарычала еще сильнее, цепь со звоном скакала по земле. Самое странное заключалось в том, что она не видела собаки – она видела какие-то тени в сплошной пелене дождя и холодном тумане. Осталась всего одна граната, женщина прислушалась к лаю и поняла, что должна увидеть собаку, иначе она ее не сможет взорвать. Но как только она сделала шаг вперед, собака лаять перестала – затаилась, чтобы кинуться в удобное время и вцепиться в тело. Женщина шагнула еще раз – лая больше не было, была только тишина. Она прошла еще несколько шагов вдоль забора, уже минула опасное место и вдруг собака снова подала голос. Женщина взвизгнула и бросила на лай гранату. Она даже в испуге забыла сдернуть кольцо, развернулась и пустилась наутек вдоль забора, споткнулась о торчащий из земли кусок провода, упала, больно ударилась и заплакала.

- Хватит, не могу больше, отпусти меня… - повторяла она.

- Хватит? – насмешливо переспросил человек в белом костюме, сидящий за пультом, но она этого не слышала. – Нет, не хватит, я только вошел в кураж.

Он нажал кнопку на пульте и собачий лай раздался вновь – он несся из динамиков спрятанных в большого диаметра трубе, но женщина этого не знала. Человек в белом увеличил громкость и создалось ощущение, что собаки уже рядом, что они вот-вот набросятся на нее. Женщина вскочила и стремглав бросилась вдоль забора, падая и вскакивая, пока собачий лай не затих где-то вдалеке. Тогда она без сил повалилась на брошенную бетонную плиту. Она не могла больше бежать, тяжело дышала, сердце казалось сейчас выскочит из груди, ноги подкашивались, а человека за пультом, которому удалось поймать ее изображение в свой монитор, мучения молодой женщины доставляли неописуемое наслаждение. Он не дал ей отдохнуть, отдышаться, быстро нажал на другую кнопку и грубые мужские голоса зазвучали из динамиков недалеко от ее местонахождения:

- Где эта сука? Вон она! А ну, стой на месте, тварь!

Женщина вскочила с плиты, побежала не глядя даже куда и покатилась по крутому склону вырытого и брошенного котлована. Человек в белом торжествовал – она попалась в его ловушку. Женщина плюхнулась в грязную воду, которая укрыла ее с головой, но вскоре вынырнула, подплыла к берегу, попыталась ухватиться за него, но скользкие глинистые края не давали ей этого сделать – она тонула, вода покрывала ее с головой, пока наконец ей не удалось нащупать край большого камня, торчащего из воды. Пальцы ее с трудом зацепились за него, но давали возможность держаться на плаву.

Она уткнулась своим красивым лицом в жидкую грязь, губы ее были приоткрыты, дыхание сбивалось, изо рта выливалась грязная вода, каштановые волосы растрепались, запачкались и спутались. Было видно, что силы ее на исходе, она не сможет выбраться из котлована и этими своими попытками спастись только мучит себя, оттягивая конец, который все равно наступит. Похоже и женщина это поняла, желание бороться за жизнь у нее пересилила усталость, апатия и безразличие. Она отцепилась от камня и стала медленно сползать вниз по жидкой глине, чтобы утонуть в этом грязном болоте под проливным дождем.

- Это что еще такое? – возмутился человек в белом. – Ну, я так не играю, я не согласен! А где кровь? Что это – уже «Game over»? Нет, игра еще не кончена!!!

Он нажал на кнопку и вода из котлована стала уходить с той же скоростью с какой женщина, уже почти лишенная чувств сползала по склизкому откосу. Очнулась она и увидела, что лежит на дне котлована в липкой грязи, а рядом с ней находится большое сливное отверстие в которое с шумом убегает дождевая вода. Она, шатаясь поднялась на ноги и заметила, что кто-то скинул в котлован веревочную лестницу. Женщина подошла к ней, полезла наверх. Замерзшие руки и ноги не слушались ее, она то и дело падала, отцеплялась, катилась вниз и снова и снова пыталась вылезти. Наконец, она все-таки преодолела склон, оказалась на краю котлована, рухнула и пролежала минут десять без движения.

Человек за пультом занервничал. Он понимал, что надо дать жертве отдохнуть, чтобы она набралась сил и следующий уровень для него был более «забавным», но во время ожидания остывал его охотничий азарт, оттого он раздосадовано постукивал толстенькими пальчиками по клавиатуре. Наконец, он увидел на мониторе слабое шевеление, воспрял духом, радостно потер ладошки и склонился над пультом управления. Женщина в это время приподнялась, затем встала на ноги и, шатаясь, побрела под навес, чтобы хотя бы укрыться от льющего с неба безжалостного холодного дождя.

Но как только она спряталась, присела на поваленный столб, вдруг откуда-то из пелены льющейся воды раздался выстрел, который раздробил стену рядом с ней. Женщина пригнула голову, вскрикнув от испуга, вздрогнула и побежала, второй выстрел прозвучал ей вслед. Она бежала между стенами цехов и наткнулась глазами на силуэты четырех мужчин, стоящих на изготовке с автоматами. И в это же время зазвучали выстрелы. Они стреляли по ней все вместе, грохот в узком пространстве был невыносимым. Женщина вскинула руки, закрылась, как будто могла защититься ими от пуль, она стояла прямо перед ними, но ни один выстрел не достиг цели, ни одна пуля даже не царапнула ее. Патроны у стрелявших закончились, стало так тихо, словно уши заложило ватой. Она упала и поползла в обратном направлении, потом вскочила и побежала. В ее спину снова начали стрелять. Она убегала и ждала в каждый миг, что вот-вот пуля разорвет ее плоть, но этого не произошло – ей удалось укрыться. Человек за пультом был недоволен, он наморщил лоб и произнес вслух:

- Скучно, скучно. Если бы их было по крайней мере трое, одним можно было бы и пожертвовать, а так приходиться стрелять холостыми, чтобы доиграть.

Женщина тем временем увидела то, что искала – там за пеленой дождя она увидела открытые ворота, спасительный выход из ада в который она попала. Она собрала последние силы и побежала к ним. Еще десяток шагов и она сможет выскочить из этого периметра смерти, скроется за пеленой дождя от вездесущего хозяина игры. Человек за пультом наблюдал на мониторе за выражением лица женщины. В ее глазах страх сменился надеждой на спасение – она уже почти достигла ворот, но вот спасения её Игрок как раз и не мог допустить. Он переключил вид на мониторе – теперь изображение женщины было со спины и положил руку на джойстик, оборудованный несколькими кнопками.

Он нажал на одну из них и на экране появился снайперский прицел, который человек в белом навел на её спину в районе где моталась в разные стороны от бега её длинная коса. До ворот оставалось метров пять, Игрок переключил оружие, которое совсем как в какой-нибудь компьютерной игре изображалось в правом нижнем углу экрана, и автомат сменился сначала на пулемет, а потом на снайперскую винтовку. Она бежала и не видела, что позади нее из бойницы высунулось дуло оружия, управляемое электроникой. Человек в белом задумался и оставил все-таки винтовку. Потом с помощью джойстика навел крест прицела на плечо женщины и нажал на спусковой крючок.

От выстрела ее развернуло и отбросило вперед, она упала прямо в лужу, схватилась рукой за простреленное плечо, кровь хлынула между пальцев, смешиваясь с дождем. До ворот всего три метра – там, за чертой он не посмеет в нее стрелять, это не по правилам. Но едва она вскочила на ноги как второй выстрел пробил ее ягодицу и женщина рухнула опять. Осталось только ползти и она поползла. Вот здоровая рука ее уже за чертой – еще немного и она окажется вне зоны смерти. Лужи окрасились красным от ее крови, но она не замечала боли, стараясь доползти. Человек в белом замешкался и женщина пересекла черту, перекатилась всем телом через полосу ворот. И то же время, когда она приподняла голову, третья пуля пробила ей висок. Голова ее мотнулась и она лицом опустилась в склизкую и холодную грязь.

Глава 1

Крюков быстро шел по заснеженным улицам Москвы, подняв воротник своей кожаной куртки, спасаясь от обильного снегопада. Синоптики по телевизору поговаривали, что такого богатого на осадки февраля не было уже лет тридцать. Но не вопрос снегопада заботил сейчас Крюкова. Он шел яростно сжимая кулаки в карманах, шел по определенному маршруту и в голове его стучала пульсом одна единственная мысль – наказать подонков. Если уж закон не может справиться с ними, то тогда Крюков возьмет на себя полномочия этого закона.

Перед глазами его стоял непосредственный начальник Крюкова – Александр Израилевич, который растерянно разводил руками и бормотал что-то о высоких покровителях, которые вмешались в это дело и благодаря которым подонки, изнасиловавшие маленькую девочку и избившие до полусмерти ее отца оказались на свободе. Крюкову не было дела ни до высоких покровителей, ни до того, что с ним самим будет после того как он совершит возмездие.

Им руководил один закон – зло должно быть наказано независимо от того имеет ли оно высоких покровителей или не имеет. Он подошел к деревянной двери клуба «Трюм», толкнул ее, спустился вниз по ступенькам и оказался в зале выполненном под внутренность старинного фрегата – стены были обшиты досками, а вместо иллюминаторов в аквариумах плавали рыбки. Негромко играла музыка, Крюков двинулся в зал, но дорогу ему преградил охранник и сказал, что у них в клубе принято снимать верхнюю одежду.

- Мне можно не снимать, - ответил Крюков и сунул под нос охраннику служебное удостоверение опера.

Охранник был вполне удовлетворен, хоть и покосился недобро, но отошел в сторонку и встал в позе деловитого супермена. Крюков поинтересовался у охранника – на месте ли помазок и тот ответил, что помазок со своими находится в vip-зале. Имелся в виду не тот помазок, которым мужчины натирают щеки перед бритьем, а местный хулиганствующий отморозок, тот самый у которого были «высокие покровители» и который в данный момент должен был бы задницей своей нары шлифовать, а не скамейку элитного клуба. Крюков прошел мимо длинной стойки бара и спросил у бармена где находится vip-зона.

Бармен показал ему рукой на верхнюю палубу, которая находилось как раз над утопленной в полу танцевальной площадкой и где за цветным стеклом слышались гортанные крики и женский смех. Крюков поднялся по ступенькам, толкнул дверь и вошел в небольшую комнатку, где за столом заставленным бутылками с шампанским и с водкой, фруктами, бутербродами и прочей снедью, сидело человек пятеро парней и трое девушек. Выделялся из компании один, довольно крепкий с прической белых волос, торчащих вверх, отчего, вероятно, он и получил кличку Помазок. Остальные парни тоже были не слабыми, сидели в накуренном помещении в одних майках, поигрывая мускулами.

Все, кто были нужны Крюкову, были здесь. Именно эти пятеро, изрядно подшофе или даже по обкурке, прицепились на улице к мужчине-узбеку, который гулял со своей двенадцатилетней дочкой возле дома, мужчину избили, а девочку затащили в подъезд и изнасиловали. Крюков взялся за это дело не потому что ему его навязали сверху, наоборот, он сам вызвался разыскать подонков, потому что эта гадкая история произошла именно в районе, где Крюков жил, недалеко от его дома.

Мало того, Крюков не раз видел на рынке этого мужчину-узбека и хорошо его помнил. Добродушный, усатый, весёлый с темным лицом узбек все время продавал оперу зелень, которой Крюков любил присыпать свой холостяцкий ужин – картошку с тушенкой. А летом узбек торговал арбузами как раз по пути опера с работы на остановку, поэтому Крюков частенько покупал у него спелые крупные полосатые ягоды. А девочка, которую эти ублюдки изнасиловали, все время рядом с отцом крутилась, помогала ему. Сама черноглазая, смешливая, симпатичная и застенчивая в то же время.

Крюков лично на карачках обследовал все место происшествия, собрал все бутылки и даже осколки, все, что могло иметь отношение к делу. Он часами разговаривал со свидетелями, которые сначала не очень охотно делились сведениями боясь бандитов, да и милиции, честно говоря, не слишком доверяя. Но собрав по крупицам информацию, опер уже через неделю вышел на след насильников и добился у прокурора санкции на их арест.

При задержании он сдержал свой гнев и даже не врезал ни одному из ублюдков по роже, ожидая, что теперь-то их всех точно посадят в зону далеко и надолго. Но не прошло и половины суток с момента задержания, как насильников выпустили на свободу, а уголовное дело под давлением «сверху» закрыли. Оказалось, что у узбека и его семьи не было регистрации в Москве, жил он на нелегальном положении, являясь гражданином другой страны и давно уже должен был быть выдворен вместе с семьей за пределы России. Это почему-то послужило достаточным основанием для невозбуждения дела. Крюков рванул к начальству – как, мол, так, что ж такое твориться? Он ночи не спал, искал гадов, а их выпустили и дело закрыли. А начальство руки в стороны, мол, никто ж не знал, что у этой шайки такие высокие покровители, дело велено замять.

- Чё тебе надо, мужик? – спросил Помазок, потягивая коктейль из высокого бокала, словно и не узнал Крюкова. – Проходи, сегодня не подаем, вали отсюда!

Крюков стоял молча, глядя как куражатся перед ним молодые подонки, прикрытые «высокими покровителями». Выходит – кому закон, а кому дышло – как повернул так и вышло.

- Ну, чё ты ждешь-то? – спросил Помазок во второй раз. - Я тебе говорю, что с твоими чуваками в погонах вопрос решен. Мы с ними в расчете, подойди к ним, они тебе отстегнут, если ты не лох какой-нибудь. И давай, вали, не мешай отдыхать.

- Вы девочку изнасиловали, - произнес Крюков, - ей только-только десять лет исполнилось…

- Какую еще девочку? – скривился Помазок. – Самку звериную, чурку недоделанную отпердолили, так ей же по кайфу! В натуре, понаехали сюда, звери, не продохнуть от них, тварей черножопых. А ты кто вообще есть, а, что мне тут вопросы задаешь?

- Он мент, капитан, мне показал удостоверение, - сказал из-за спины Крюкова встретивший его у дверей охранник.

- Капитан-капитан, улыбнитесь, - издеваясь, пропел Помазок, - ну, чё ты, капитан, ты ж вроде русский на морду-то, чего ты за «зверьё» впрягаешься? Эти бараны у себя в республиках русских женщин насиловали, наших мужиков убивали и никому ни хера дела не было, а у нас тут хай подняли! Да, хрен-то с ней, с этой чучмечкой и с ее папашей черножопым. Садись, капитан, выпей с пацанами конкретными лучше!

- Вы сами зверьё, - ответил Крюков, - мне с вами пить не пристало.

Окружение Помазка недовольно забурчало, а сам он устало поставил бокал на стол и обратился к охраннику:

- Вадик, выведи этого мента отсюдова, надоел он мне. Врывается тут без санкции, предъявы какие-то кидает, обзывается еще.

Вадик тронул Крюкова за плечо, грубо сжал в кисть его куртку и сильно дернул. Никто из присутствующих даже не заметил – вроде как опер хотел вырваться, а отчего-то охранник согнулся пополам и стал хватать воздух ртом, словно рыба, выброшенная на берег. А потом уже все заметили резкое движение руки Крюкова, хлесткий кулак которого рубанул Вадику прямо по носу и тот рухнул на спину, сверкнув подошвами ботинок. Все, кто были в vip-зале вскочили.

 - Ты, чё неприятностей хочешь? – испуганно заблеял Помазок. - Ты знаешь, кто мой дядя? Мой дядя олигарх Артур Ботанин, слышал о таком? Вали лучше отсюда, пока цел!

Он схватил со стола телефон, открыл крышку и стал набирать номер. Но Крюков вытащил табельный Макаров, направил Помазку прямо в лоб и приказал положить трубку на место. Хулиган подчинился, остальные его дружки тоже стояли не шевелясь, а девушки все как одна побледнели.

- Иди сюда! – приказал Крюков Помазку. – И быстро!

- Чё сильный со стволом, да? – блеял тот, испуганно приближаясь. – А без ствола слабо?

Крюков сунул пистолет обратно в кобуру, но тут же Помазок выхватил складной нож и кинулся на опера. Помазок надеялся на свою молодость, а Крюков на опыт. В соревновании молодости и опыта победил опыт. Опер перехватил руку Помазка, которой он попытался проткнуть Крюкова в районе живота, резким движением закрутил ее, Помазок перелетел через свою голову и рухнул спиной на пол. В это время на Крюкова кинулся еще один парень, вооруженный какой-то короткой металлической дубинкой. Он молотил ей беспорядочно, со свистом рассекая воздух, но Крюков, отступая, уловил момент и справа хорошенько врезал парню в челюсть когда тот находился в состоянии неустойчивого равновесия. Парень не удержался, головой протаранил стекло и свалился вниз на танцплощадку.

Началась паника – девушки завизжали, еще двое из-за стола кинулись на Крюка, а один вместе с девушками полез под стол.  Крюков отрывался от души, представляя как эти подонки глумились над беззащитным узбеком, пиная его и избивая металлическими прутами, как потом затащили ребенка в подъезд и изнасиловали. Ему доставляло радость сталкивать подонков лбами, крушить им челюсти и ломать кости. Когда все было кончено, он схватил за шиворот Помазка, рывком поднял его с пола, отпустил и со всего маху врезал ему коленом между ног так, что того подкинуло. Физиономия Помазка побледнела, позеленела, он рухнул на пол и в это время в зал ворвалась милиция.

 

***

- Ну, что мне с тобой делать? – сетовал начальник Крюкова Александр Израилевич, мечась туда-сюда по своему кабинету. – Ну, тебе же, капитан, не пятнадцать лет, чтобы заниматься самоуправством! Да, не все происходит так, как нам хочется! Мне тоже многое не нравится, что в стране творится, но я же не занимаюсь терроризмом!

- Я тоже, - ответил Крюков, который сидел на стуле возле стола начальника.

- А как прикажешь называть твою выходку? – удивился Александр Израилевич. – Ты же опозорил весь отдел! Помчался, как мальчишка сопливый, кулаками махать! Ты не имел права этого делать не разобравшись в деталях! Между прочим, потерпевшие свое заявление забрали, им выплатили крупную денежную сумму и твой узбек подписал, что претензий к этому Помазку и его банде не имеет. Конечно, ведь ему, этому узбеку, чтобы такие деньги заработать, нужно было бы лет десять в Москве пахать круглые сутки. А теперь он отправится в свой Узбекистан, купит дом, скот, поле засеет и будет жить в свое удовольствие. И все, что произошло, забудется со временем.

- А может быть, в Москве такой аттракцион открыть? – спросил Крюков. – Под названием: «Мочи узбеков, насилуй чурок»? Богатых людей, типа родственника Помазка, дяди-олигарха у нас предостаточно. Захотел такой богатый чувачок поразвлекаться – выбрал себе какого-нибудь выходца из Азии, Кавказа или Украины, кому что не нравится и давай его дубасить, а жену или дочек насиловать? А потом денег отстегнул и отправил восвояси.

- Ты не утрируй!!! – прикрикнул Израилевич. – Мне итак из-за тебя влетело по самое некуда. Еле-еле удалось тебя отмазать, чтобы тебя самого не посадили. Кое-как конфликт замять удалось, но вот на работе в милиции я тебя оставить не смогу. Это ты сам понимаешь, наверное, люди такие вмешались... 

- Честно говоря, я и сам собирался уходить из органов, - сказал Крюков, поднимаясь со стула.

- Да погоди ты, - остановил его Александр Израилевич, - думаешь мне легко такие решения принимать? Нелегко. Но я тебе обещаю - погуляешь полгодика, пока дело подзабудется, и я тебя обратно на прежнее место возьму. Согласен?

Крюков ничего не ответил, вышел из кабинета Александра Израилевича и пошел по отделу с обходным листом. Не прошло и часа как он стал гражданским человеком. Вышел на улицу, где шел мягкий пушистый снег и задумался. Теперь он стал безработным. Кое-какие сбережения у него на черный день, конечно, были. Но не слишком уж их было много, чтобы можно было залечь на диван и предаться философским размышлениям. Но поскольку искать работу в своем возрасте и при своем жизненном опыте Крюков считал для себя занятием унизительным, то он сразу же решил так - искать работу он не будет, а подождет пока работа сама его найдет. Крюков вернулся домой, купив пельменей и двухлитровую бутылку пива, и стал слоняться по комнате, попивая пивко и ожидая когда закипит в кастрюле вода. Холостяцкое его жилище производило впечатление необитаемой берлоги, потому что пользовался Крюков своим местом жительства весьма редко, в основном проводя все свое свободное время на работе.

Потянулись тоскливые дни. Крюков в раньше и не предполагал, что в сутках может быть двадцать четыре часа и что это очень долго. Раньше сутки для него пролетели как три секунды, а теперь тянулись как целая вечность. Запасы на «черный день» кончались, а никакая работа так и не нашла Крюкова. Лежа на диване в тоске он перечитывал любимые книги и в «Трех мушкетерах» нашел Атоса в таком же положении, в каком находился сам. Только герою романа Дюма деньги нужны были на экипировку для войны и он тоже не предпринимал никаких действий по поиску денег, убежденный, что экипировка сама его найдет. А если не найдет, то тогда он решил вызвать на дуэль сразу десяток гвардейцев кардинала и умереть. На улицах Москвы гвардейцев кардинала не было, зато всякой швали было хоть отбавляй. Так что, на крайний случай, кандидатур, кого можно было «вызвать на дуэль» у Крюкова было штук сто.

Прошел месяц, бывший опер оброс бородой и знал наизусть всю сетку вещания телевизионных каналов. Даже пристрастился смотреть по вечерам телесериалы и ток-шоу. Из своей квартиры он выходил редко – только до магазина и обратно, телефонную трубку, когда она пищала, не брал, а если звонили в дверь, то он даже не подходил. Непонятно каким образом его могла найти хоть какая-то работа, если он пресек все отношения с внешним миром и жил, как аскет в келье, покрытой пылью. Хотя питался он не по-монашески, запасы свои финансовые не экономил и в пивке с креветками себе ни разу не отказывал.

Однажды, спустя два месяца после того как он вышел из кабинета Александра Израилевича, у Крюкова вовсе кончились деньги. Крюков полез в ящик, где они всегда лежали и нашел там один доллар, который нигде не брали, десять рублей, надорванные с одного края и какую-то мелочь, рассыпанную по всему ящику. И тогда он понял, что пришло время для «дуэли» - денег больше не было, работа его не нашла, а занимать у кого-либо что-либо Крюков считал постыдным. Он оделся и вышел на улицу. Оказалось, что уже наступала весна, ярко светило солнце, на деревьях весело щебетали птицы, а под деревьями ходили симпатичные, молодые, улыбчивые женщины. Умирать на «дуэли» Крюкову резко расхотелось и он пошел сам не зная куда, а осознал куда он идет, когда ноги его привели прямо к родному отделу. Он постоял возле него, скрываясь за углом, чтоб никто его не видел и с тоской в сердце побрел обратно к метро, чтобы ехать домой.

Так он потратил последний надорванный червонец, а пресловутый доллар ему все-таки удалось всучить в ларьке, купив бутылку «Жигулевского» - явный признак финансовой несостоятельности покупателя. Он вернулся домой, открыл бутылку, налил себе стакан и только собирался сделать глоток, как телефон ожил, заверещал пронзительной трелью. Крюков с тоской посмотрел на него, брать трубку ему не хотелось, но все же опер заставил себя встать и впервые за много дней ответил. Звонил его бывший начальник Александр Израилевич.

Он спросил у Крюкова куда тот делся и почему не отвечал по телефону и дверь не открывал, может, уезжал? Крюков неохотно ответил, что уезжал на Гоа по турпутевке, загорал там купался и сорил деньгами. Начальник шутку понял и оценил, поинтересовался чем сейчас Крюков занимается, работает ли где? Крюков ответил, что работает президентом банка. Александр Израилевич и эту шутку оценил и сказал, что есть у него для опера альтернативная работа, конечно, не такая непыльная, как президент банка, зато более увлекательная. И чтобы заполучить эту работу, Крюкову нужно немедленно же собраться и ехать в центр для встречи с клиентом.

Крюков за два месяца как-то даже попривык к тому, что ехать ему никуда не надо, а единственный маршрут, который он преодолевал раз в два дня был тропинкой до магазина. Кроме того, у него не было даже пятака на метро – о какой поездке могла идти речь? Но признаваться в своем финансовом крахе гордый Крюков бывшему начальнику не стал, а ответил, что если клиенту нужно, то тот сам может приехать к нему в район, а Крюкову ехать некогда, потому что в этом случае он может пропустить ток-шоу «Девичьи слезы», а он видел анонс и ему интересно посмотреть этот выпуск. Александр Израилевич все понял – недаром же он знал Крюкова много лет и пообещал, что клиент сам найдет опера, только пусть тот укажет место. Крюков недолго думая «забил стрелку» в кафе «Ностальгия», которое находилось недалеко от его дома.

 

 

 

 

 

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А":

"Шоу опального олигарха"

"Криминальный романс"

"Акулы шоу-бизнеса"

"Попса, бандит и олигарх"

"Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни   Баловство    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

3d паззл. Пазлы 3d купить.