Сергей Ермаков - официальный сайт писателя и музыканта

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

Александр Белов - БРИГАДА - ШТУРМ ВУЛКАНАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - УБИТЬ НЕЛЕГАЛАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - РАЗБОРКА С ДЬЯВОЛОМБратья Аловы ОПЕР КРЮК - ПРИЧАСТИЕ КРОВИБратья Аловы ОПЕР КРЮК - СПАСТИ ЛЕЙТЕНАНТА РИПЛИ

НЕГРИТЯНСКИЕ КНИГИ СЕРГЕЯ ЕРМАКОВА

БРАТЬЯ АЛОВЫ    ОПЕР КРЮК - КРОВАВЫЙ ПЕРЕПЛЕТ

В восьмой книге серила БРАТЬЕВ АЛОВЫХ опер Крюк идет по следу странного, неординарного маньяка. Тот не насилует проституток или старушек, не потрошит мальчиков и девочек. Он - борец за справедливость - он Зорро!

В маске с длинным ножом вместо шпаги Зорро нападает ночью на начальника ЖЭКа, который отказался делать ему ремонт в квартире, продавщицу, обвесившую его в магазине... Число жертв растет. И остановить маньяка может только один человек - он сам. Или опер Крюк.

В книгах Сергея Ермакова Капитан Крюков (Опер Крюк), в отличие от его воплощения Братьями Аловыми, более человечен, менее хамоват, так же несколько "придавлены" ярко выраженные у Крюкова пера Братьев Аловых черты ментовского суперменства, сильно поднадоевшие за последние годы. 

И еще Крюков в романах, написанных Сергеем Ермаковым относится к женщинам не потребительски, а как и положено сильному мужчине - покровительственно и по-джентльменски. 

 

БРАТЬЯ АЛОВЫ    ОПЕР КРЮК - КРОВАВЫЙ ПЕРЕПЛЕТ (фрагмент)

     Глава 1. Знание - сила

Бандитские морды можно встретить повсеместно – в баре, в ресторане, на базаре, в автосалоне, в сауне или даже в супермаркете. Их можно так же встретить в спортзале, в бассейне, на футбольном матче или просто на проспекте Ленина. Можно столкнуться с бандитом в туалете или возле пивного ларька, но есть на свете только одно место, где никогда, ни при каких обстоятельствах, ни в какое время года ни одного, даже самого зачуханного «братка» вы никогда не найдете. Это место – библиотека.

Но сей постулат был однажды сурово нарушен холодным декабрьским вечером, когда в хлипкие двери центральной районной библиотеки областного города Добрянска раздался громовый удар, двери с жалобным визгом и хрустом распахнулись настежь.

Учащиеся, корпящие над курсовыми работами и экзаменационными заданиями в читальном зале, вздрогнули и от неожиданности пропотели, а похожие на мышек библиотекарши вытянулись подобно виолончельной струне. Два коротко стриженных амбала, лишенных шеи попридержали двери и пропустили внутрь храма культуры вальяжного толстяка восточной внешности, похожего на кастрированного кота с зализанными назад редкими волосами.

- Эй ты, студент, быстро иди сюда! – громко приказал вальяжный толстяк топчущемуся возле гардероба худосочному юноше, поманив его пальчиком-сосиской, унизанной полукилограммовым золотым перстнем.

- Это вы меня позвали? – испуганно спросил худосочный студент, втянув голову в плечи и близоруко щурясь.

- Тебя, недоумок, - пояснил толстяк, - кого же еще, его что ли?

Произнеся это, нахальный толстый тип ткнул своим коротким волосатым пальцем в облезлого маленького попугая сиротливо сидящего в тесной клетке недалеко от гардероба. Амбалы дружно заржали над остроумной шуткой шефа, а студент трусливо семеня приблизился к опасному наглецу, сжимая под мышкой книжки по сопромату. Поношенный джинсы его свисали с худого зада мешочком.

- Ты это… - лениво произнес наглый толстяк, выдернув у студента из подмышки книгу и не глядя перелистывая ее. – Где тут у вас книжки для детей дают?

- По коридору и направо вторая дверь, - растерянно ответил студент, - там детская литература…

- Ты тут не умничай мне, ботаник, а то по очкам получишь, - посоветовал ему толстяк, опустил глаза в книгу, которую листал, - херня какая-то… на, держи.

Толстяк сунул студенту книжку назад подмышку так, что тот едва удержался на ногах и, толкнув его округлым плечом, пошел по коридору до второй двери направо. Амбалы поспешили за ним, едва помещаясь могучими плечами в узком коридоре библиотеки, к тому же еще и заставленном стеллажами с книгами.

- Слышь ты, - сказал толстяк пухленькой библиотекарше с огромными, как у стрекозы очками, - мне это, типа, сказки надо с картинками. Только не какое-нибудь потертое фуфло, а нормальные чтобы были, красивые эти, как их…

- Иллюстрации, - подсказала библиотекарша.

- Во-во, - кивнул толстяк, - иллюстрации чтобы были красивые.

- Видите ли, - растерянно ответила библиотекарша, нервно теребя читательский абонемент, - у нас детская библиотека, мы записываем по свидетельству о рождении…

- Га-га-га, - заржал толстяк, - так че тебе че - мое свидетельство о рождении принести что ли? Ты тут мне волну не гони, маманя, библиотека, она для народа, а я и есть народ. Неси мне быстро сказки, я сказал!

Напуганная библиотекарша сбегала куда-то за стеллажи и принесла большую стопку книг.

- Ну вот, совсем другое дело, - довольно произнес толстяк.

Он выбрал из всей стопки три самые красивые, самые новые и самые дорогие, сунул их себе подмышку и сказал:

- Пока. Привет мужу.

- А… - растерялась работница культуры.

- Вот этого не надо, - нахмурился толстый, выставив вперед растопыренную пятерню, - я этого не люблю! 

- Ага, - дернула остреньким подбородочком женщина.

Толстяк развернулся и вышел в коридор, амбалы вышли за ним. Когда их шаги затихли и стукнула входная дверь, библиотекарша шепотом спросила у пустоты:

- А записаться?

Толстяк вышел на улицу, спустился по ступенькам библиотеки к дороге и один из амбалов услужливо распахнул перед ним дверцу черного джипа, похожего на большого навозного жука. Он сел позади, а его охранники расселись впереди.

- На держи, - сказал толстый, протянув вперед книги, - не потеряй.

- Слышь, Манул, - спросил амбал, разглядывая картинки с волками и зайцами, - а зачем тебе эти книжки-то?

- У племянницы завтра день рождения, - ответил толстяк, которого, как выяснилось, звали Манул, - так в подарок.

- А чего в магазине нету? – спросил второй, который сидел за рулем.

- На хрена мне в магазине покупать, когда я могу так взять, - ответил Манул, - знаешь сколько это барахло в магазине стоит? Пятьсот рублей! У меня лишних денег нету.

- А я думал ты сам читать будешь, - оскалился первый.

- Гы-гы-гы, - засмеялся Манул.

А потом как треснул его кулаком по стриженому затылку так, что у того все книжки из рук вывалились на пол. Для заплывшего жиром человечка у Манула был хлесткий удар.

- Че ты, ты че? – жалобно заскулил амбал.

- Ничо, - передразнил его Манул, - хрен через плечо. Поехали уже, а-то баня стынет. У меня там важная встреча сегодня. Возле универсама тормознешь. А ты, - обратился он к тому, что тер ладонью свой покрасневший затылок, -  сбегаешь, возьмешь пива, коньяку, там чего закусить в сауну.

- А деньги? – виновато промямлил амбал.

- У тебя что от удара мозгов вылетели? – насмешливо спросил Манул. – Когда я в этом городе в магазинах деньги платил?

- У-у, - нечленораздельно буркнул амбал.

Они тронулись с места и тяжелый джип с легкостью маленькой пчелки помчался по вечернему проспекту.

***

Красным по белому транспарант в раздевалке сауны убеждал посетителей: «Баня сохранит вам здоровье и продлит вашу жизнь». Но широко распахнутая в помещение бассейна дверь заставляла усомниться в его верности, потому что внутри этого бассейна темно-красными брызгами по белому кафелю был написан диаметрально противоположный «транспарант».

Брызги на белоснежном итальянском кафеле представляли собой творение художника-экспрессиониста, с той лишь разницей, что отцы жанра действовали кистью и скребком, а неизвестный «художник» расписал стены бассейна сауны человеческой кровью с помощью автоматического оружия. Наверное, художник был не тщеславен, потому что, написав картину, пожелал остаться неизвестным. Стены, пол, скамейки и даже потолок бассейна с эффектом джакузи были забрызганы кровью, словно здесь только что забили небольшое стадо быков. Туши «быков» в количестве двух единиц и в самом деле покачивались в бассейне, как два больших айсберга, окрашивая остывшую воду алыми пятнами.

Третий труп, который так и остался сидеть на лавочке за столом перед блюдом недоеденных креветок, судя по комплекции, изобличал человека умственного труда и сидячей работы. Не только заплывшее жиром туловище, но и большая голова его были буквально изодраны в клочья многочисленными огнестрельными ранениями.

На место бойни прибыл начальник 3-го спецотдела Добрянского УРа (по раскрытию особо зверских убийств, совершенных в условиях неочевидности) майор Евгений Пригожин. Это был невысокого роста коренастый мужчина с добрыми глазами и жесткой хваткой. Его сегодня мучила мигрень, оттого он морщился и лицо его приобретало несвойственное ему злобное выражение. Сквозь широко распахнутую дверь майор заглянул внутрь бассейна, где уже работал во главе следственной группы старший лейтенант Зайцев – гордость отдела, светлая голова и надежда российской криминалистики, как называл его сам Пригожин. Зайцев был молодым человеком лет двадцати пяти, спортивного телосложения. Глубокие глаза выдавали в нем человека неглупого и старательного. 

Зайцев увидел начальника, отсалютовал ему и подойдя поближе доложил:

- Убитыми, товарищ майор, оказались криминальный авторитет Манул и два его личных телохранителя. Стреляли, похоже, из «вала» или «вихря». Пули девятимиллиметровые, от патрона «СП-5». Выстрелов никто не слышал…

- С глушителем стреляли? -  предположил Пригожин.

- Не обязательно. Патроны дозвуковые, стреляют тихо, а тут музыка гремела. Дело вот в чем - оружие убийца применил непростое, на рынке в Туле такое не купишь. Спецназом попахивает...

Пригожин еще больше нахмурился и с силой потер пальцами виски. Манул был «смотрящим» за городом, в его руках находились все поводки, державшие на жесткой цепи уголовников и бандитов. Пригожин опасался, что со смертью Манула эти все маргиналы с цепи сорвутся и в городе, оставшемся без присмотра начнет твориться невообразимое. Майор Пригожин задумался, пытаясь выяснить – кому же выгодно было убить Манула и одновременно слушал Зайцева, который тем временем докладывал ему, что следователь прокуратуры списал все на заказное убийство и, похоже, теперь одним «висяком» стало больше. Свидетелей, которые бы видели убийц или убийцу нет, следов никаких, банщик, который трупы обнаружил не может в себя придти, заперся в туалете. Но и он никого не видел, потому что в момент убийства уходил за свежими простынями и пивом. Зайцев тем временем добавил, что убийца был хорошо был подготовлен к своему делу. Он зашел именно в тот момент когда Манул отдыхал после сауны, пинком распахнул двери и в считанные секунды уложил всех троих. Возможно стрелял из двух стволов.

- И что, вообще никто ничего не видел? Полная баня народу и ни одного свидетеля?

- У Манула отдельный вход в сауну, через прачечную, - ответил Зайцев, - это его личные апартаменты, он тут «стрелки» забивал, с девочками развлекался. Скорее всего убийца тоже через прачечную пришел и ушел.

Пригожин подумал, что раз улик никаких нет и свидетелей тоже нет, то остается один способ найти убийцу – просто математически вычислить - кому выгодно, чтобы Манула больше не было на свете. Кому криминальный авторитет мог помешать до такой степени, чтобы решились на его устранение? Пригожин понимал, что чтобы верно ответить на этот вопрос, необходимо будет перелопатить гору информации – с кем убитый встречался в последние дни, что делал, кому звонил и т.д. и т.п. Пригожин знал, что у авторитета «наверху» в руководстве города есть сильные покровители, на которых бандит, собственно говоря, и работал. Может быть, он кому из них на «хвост» наступил? Ведь если оружие было такое серьезное, как утверждает Зайцев, то возможно Манула и заказали сверху. Его же покровители и решили его убрать. Это была одна из версий. Но вполне могла существовать и другая. Манул не сидел в тюрьме, но держал общак. В уголовном мире России «братва» города Добрянска стояла особняком – сама по себе. В центральный общак Манул не отстегивал ни копейки, хотя ему об этом намекали не раз. Вполне могло быть и такое, что приехал какой-то залетный киллер от блатных и бах-бах! – пострелял Манула за излишнюю самонадеянность.

От тяжелых мыслей голова Пригожина заболела еще больше и он спросил у Зайцева:

- А буфет какой-нибудь тут есть? Чашечку кофе хотя бы заглотнуть…

Зайцев ответил, то буфет-то есть, но там, мол, какой-то нахальный старший опер из Управления спецслужбы сидит. Сам пиво хлещет, а других никого не пускает. Говорит, что следы затопчете. Какой-то капитан Крюков. Из Москвы.

- Какой-то? -  криво усмехнулся Пригожин. – Ты что про Крюкова никогда не слыхал, старлей? Мочить бандюков для Крюкова национальный вид спорта. Снял бы ты у него отпечатки пальцев на всякий случай. Или хоть карманы бы проверил.

- Вы это серьезно? – с готовностью спросил Зайцев.

- Шучу я, - ответил майор, - у меня и так людей не хватает, а тебя после попытки взять у Крюкова отпечатки вряд ли выпишут из больницы раньше чем через месяц.

Зайцев нахмурился. Пригожин явно его недооценивал. А вот сейчас он пойдет и скрутит этого хваленого капитана Крюкова. Что, если он из Москвы, так теперь можно в буфете закрываться и никого не пускать? Зайцев было уже собрался действовать, но майор остановил Зайцева и пояснил ему, что Крюков прибыл в город с командировочным заданием, которое и его непосредственно касается. И что сегодня ночью они вместе с Крюковым повезут в Москву в институт имени Сербского задержанного недавно маньяка-убийцу по фамилии Стасевич на обследование на предмет вменяемости. Для этого самого задания Крюков сюда и прибыл. А ночью его повезут для того, чтобы его разъяренная толпа на перроне не разорвала на множество маленьких маньяков.

- Почему именно я должен ехать? – спросил Зайцев, которому компания Крюкова явно не импонировала. – На мне убийство Манула.

- Ты Стасевича поймал, ты его и в Москву вези, - ответил Пригожин, - а с этим убийством мы сами разберемся.

Сказав: «Мы сами», Пригожин имел в виду лично себя одного. Он хорошо понимал, что нити этого убийства могут тянуться на самый-самый верх, туда, где сидят в своих креслах мэр города Ослович, начальник милиции Козлов и генеральный директор градообразующего сталелитейного предприятия Барановский. Оттого Пригожин сразу же поставил это кровавое дело на свой личный контроль. Не то, чтобы он не доверял Зайцеву, напротив, он знал, что старший лейтенант не подведет – от него ни один волос не утаишь, ни одну ниточку или каплю пота. Он обязательно все улики найдет, докопается до истины и отыщет убийцу. Маньяк Стасевич тому пример – вся милиция несколько месяцев этого маньяка безуспешно искала, пока он безнаказанно резал невинных прохожих, а Зайцев лично его вычислил, скрутил, в наручнике заковал и в отдел привез на собственных «Жигулях».

Вот как раз этой Зайцевской расторопности как раз и опасался Пригожин, ведь Зайцев по молодости своей обладал повышенным чувством справедливости, он, как и киношный Жеглов, считал, что преступник, невзирая на его социальное положение должен сидеть в тюрьме и добивался этого любой ценой. А ну, как, не дай бог, конечно, еще окажется, что «отцы» города причастны к убийству Манула, а Зайцев это раскопает? Что тогда? Ведь старший лейтенант Зайцев само собой все это «грязное белье» вытащит на свет божий, невзирая на лица и служебное положение. А тут политика, большие игры по заранее утвержденным правилам - действовать надо тонко, чтобы не напороть в горячке ерунды, да самому потом не пострадать. Поэтому Пригожин резонно решил отправить Зайцева на время в Москву прогуляться, чтобы он свой безапелляционный нос в убийство Манула не совал. Сам Пригожин с этим делом разберется и все точки над «и» проставит. 

- Так что ты, старший лейтенант, езжай с Крюковым, - сказал Пригожин, - этапируй маньяка в Сербского. Сам понимаешь, ты же у нас лучший. Я никому из нашего отдела, кроме тебя этого дела доверить не могу. Тебя с самого начала и планировал на эту командировку. Ты же сам знаешь что за маньяк Стасевич! Забыл что ли как он наш город несколько месяцев  в страхе держал и как убежал из СИЗО через форточку в туалете забыл? Манул дело десятое, а если Стасевич опять сбежит это нам очков не прибавит. Давай, не дуйся, пойдем, я тебя с Крюковым познакомлю.  

 

 

 

 

 

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А":

"Шоу опального олигарха"

"Криминальный романс"

"Акулы шоу-бизнеса"

"Попса, бандит и олигарх"

"Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни   Баловство    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.