Сергей Ермаков - официальный сайт писателя и музыканта

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

Александр Белов - БРИГАДА - ШТУРМ ВУЛКАНАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - УБИТЬ НЕЛЕГАЛАБратья Аловы ОПЕР КРЮК - ПРИЧАСТИЕ КРОВИБратья Аловы - Спасти лейтенанта РиплиБратья Аловы - Кровавый переплет

НЕГРИТЯНСКИЕ КНИГИ СЕРГЕЯ ЕРМАКОВА

БРАТЬЯ АЛОВЫ    ОПЕР КРЮК - РАЗБОРКА С ДЬЯВОЛОМ

На территории заброшенной фабрике в Подмосковье найдены несколько трупов. Наемный киллер ликвидировал членов двух преступных группировок, встретившихся для передачи краденных с приисков алмазов. Однако задание заказчика - бывшего бандита, а ныне бизнесмена по кличке Паша-Змей, он не выполнил - одних из преступников остался в живых и скрылся с алмазами и деньгами.

Смысл книги гораздо глубже, чем аннотация к ней...  Автор бы написал так: 

Бывший офицер спецназа Юрий Гагарин узнает, что его маленький единственный сын смертельно болен и чтобы спасти его нужны большие деньги. Он решает, что будет небольшой потерей для общества, если он уничтожит при совершении сделки  четверых преступников, ворующих алмазы с приисков Якутии и чеченцев, которые эти алмазы скупают и на эти деньги вылечит сына. Но одному из преступников удается  бежать с деньгами и алмазами. Гагарин преследует беглеца и счет трупам начинает расти - алмазы и деньги постоянно ускользают из его рук, Гагарину приходится убивать и спасение собственного сына дается ему слишком дорогой ценой - ценой других человеческих жизней.  Его преследует Крюков и в результате выходит с ним один на один. 

Изначально в рукописи книга называлась "Слезы дьявола".

 

 БРАТЬЯ АЛОВЫ - РАЗБОРКА С ДЬЯВОЛОМ (Фрагмент)

 

Пролог

Капитан Крюков полулежал на своём холостяцком диване и смотрел Московские вечерние криминальные новости. Было ему слегка тоскливо и несмотря на выпитую только что бутылку пива с вяленой воблой, настроение его не улучшилось. В городе как всегда кого-то обманывали, убивали, грабили и в восьмидесяти процентах расследований всех этих преступлений Крюков участия не принимал, что его угнетало. За окном стояло жаркое лето, так что окна его однокомнатной «берлоги» были открыты настежь и за ними были слышны веселые крики, пение под гитару и музыка, доносящаяся из колонок автомобиля. По давно не мытому полу Крюковской квартиры неспешно из кладовки на кухню пробежал таракан.

- Зря торопишься, - сказал ему Крюков, - всё равно там жрать нечего.

И тут же стал размышлять вслух, перебивая телевизионного ведущего, вещающего об угонах и кражах автомобилей:

- Бабу что ли какую завести? Чтобы готовила, стирала, убиралась тут, а то скоро не то что тараканы, зебры скоро бегать начнут. И травлю ведь эту пакость дихлофосом, кучи трупов выметаю, а её не убавляется. Новые что ли подрастают из яиц? Это как с преступностью, та же тема. Сколько не борись с ней, сколько не сажай всяких подонков за решётку, а все равно новые отморозки вырастают. В генах у них заложено, что ли быть отморозками? Или процент преступников в обществе должен быть одинаков и сколько не сажай, на их место встанут другие? Как ты думаешь, мужик?

Крюков не сам с собой разговаривал, а обратился к телевизионному диктору, но тот, похоже, Крюкова, не слушал, а продолжал рассказывать, что столько то процентов угнано, а столько-то найдено. Опер встревожился за свою машину – старую «Волгу», которая была практически броневиком и выдерживала лобовое столкновение с танком, а в данный момент стояла под окнами. Он подошёл к открытому окну и выглянул – его «рябуха» была на своём месте. Весь двор знал суровый нрав капитана Крюкова, потому никто не рисковал это место занимать, а для того, чтобы автомобили не из их двора не занимали парковочное место капитана Крюкова на асфальте была сделана соответствующая надпись.

Крюков вернулся к телевизору, где уже криминальные новости кончились и угрюмый телеведущий стал рассказывать о том, как из России злые империалисты, загубив собственное российское производство бриллиантов, вывозят и похищают алмазы. Пошли телекадры, где ограненные кучи бриллиантов сверкали, переливались яркими цветами на черном бархате. Телеведущий сказал, что тут бриллиантов на миллион долларов, что при умном подходе – это хлеб, это машины, это одежда для российских граждан, но всё разворовывается и бриллиантов собственной огранки российским гражданам не достается – всё приходится везти из-за границы и покупать втридорога. И мол, спроса российского рынка такие поставки не удовлетворяют, а свои прииски в Якутии разорены.

- Ну, что делают, гады, что делают? - зевая, сказал Крюков, выключил телевизор и отвернулся к стенке. - Итак покупаешь эти бриллианты втридорога, еще и очередь за ними приходится стоять – по одному бриллианту в руки, больше не дают. Всем гражданам бриллиантов не достанется – гляди какое горе…

Крюкову до этих бриллиантов не было никакого дела. Сам он их не носил, жены у него не было. Да и если бы было, разве бы позволил он своей жене алмазные серьги или колье? На улицу не выйдешь с такими украшениями – оторвут ведь вместе с головой и с пальцами. Да и на какие шиши купишь ты эти бриллианты с ментовской зарплатой, если взяток не берешь?

- Надо мне заняться этими бриллиантами, навести в отрасли порядок, - пробормотал Крюков, засыпая.

Он еще тогда не знал, что как в воду глядел и такая возможность ему вскоре представится.

 

1

Солнечным летним днем примерно в полдень к воротам заброшенной фабрики на окраине небольшого подмосковного города подъехала иномарка «BMW», в просторечии именуемая народом «бумер». Машина была новая, лилово-серебристого цвета, вылизанная до зеркального блеска, и этим самым своим показным лоском резко она контрастировала со ржавыми воротами покинутого производства, которые бесхозно захирели и еле-еле держались на одной раскуроченной петле.

Ворота были открыты для беспрепятственного въезда любого транспорта, в том числе и для явно бандитского «бумера», потому что красть на фабрике было уже нечего. Мерзость и запустение царили на фабричной территории - расхитители народной собственности давно уже вынесли с безнадзорного объекта все, что можно было унести. А все, что не унесли в своих цепких лапках расхитители, еще задолго до них украло бывшее начальство фабрики, загрузив все, что представляло ценность на большие многотонные грузовички.

Вокруг на три мили не было видно ни одной живой души. Даже собаки не бегали. Строения, на территорию которых въехала иномарка, представляли собой страшных серых монстров со зловещими черными зрачками выбитых окон, кое-где заколоченных досками. Даже рамы везде были выдернуты с «мясом» - не иначе, как на дачке пригодятся! Везде валялись ржавые железки, не представляющие интереса для сборщиков цветных металлов, торчали ободранные скелеты некогда обшитых досками строение.

- На дорогу смотри, а не по сторонам зыркай! – сказал молодой человек с кавказской внешностью, сидевший рядом с водителем «БМВ». – Везде разбитый стекло, можно колесо проткнуть!

- Э, братан, - ответил водитель, такой же как он южной национальности, - я мины на дороге там, дома объезжал, а ты мне говоришь про какой-то стекло!

- Здесь поворачивай направо, - вмешался в разговор худощавый чернобородый тип, явно главарь, сидящий справа сзади, - потом езжай вон до того большого дома.

Четвертый, тоже бородатый тип, с глазами бешеного волка, достал из-за пазухи пистолет и щелкнул затвором.

- На всякий случай! – загадочно произнёс он. – Если что не так пристрелю этих шакалов, как собак!

- Не волнуйся, эти люди проверенные, Расулаллах, - спокойно сказал ему главарь, - им не выгодно нас кидать, потому что в России им больше никто столько денег не заплатит за то, что они хотят продавать. И нам выгодно с ними сотрудничать - мы получим неплохой навар, когда переправим товар за границу.

- Я никому не верю, Исмаил, - ответил Расулаллах своему командиру, - особенно русским, этим грязным свиньям. Они могут привести за собой хвост.

- Они не русские, а якуты, - спокойно пояснил Исмаил.

- Тем хуже для нас, - сказал Расулаллах, - русских я знаю, русские просто свиньи, а с якутами я никогда не сталкивался.

Начальник бандитов Исмаил только пощелкал языком и покачал головой. Он с уважением относился к мнению заслуженного боевика Расулаллаха. Этот настоящий горец много воевал против русских в Чечне, потом сдал оружие, был амнистирован и поехал в Россию заниматься «бизнесом». Здесь его умения стрелять, выслеживать засаду и делать бомбы очень пригодилось двоюродному его брату Исмаилу. Остальные два чеченца, сидевшие спереди были относительно молоды и бегали у братьев на побегушках, стараясь заслужить авторитет. Не смотря на молодость и благодаря неполному начальному образованию, они тоже отличались крутым нравом и злобным упорством.

«БМВ» подъехал к большим открытым воротам в стене, то есть, если быть точным, к огромному прямоугольного размера проему, который ранее закрывали металлические ворота, но были они, как и многое другое, украдены в определенное время. Водитель затормозил и цепким своим взглядом вгляделся внутрь пыльного заброшенного цеха. Там уже находился у противоположной стены неприметный помятый «Жигуль» цвета выцветшего старого рюкзака «Ермак». Рядом с ним сгрудились четыре фигуры, взгляд которых был направлен на  приехавшую машину.

- Заезжай внутрь, - скомандовал Исмаил водителю, - и из машины никто не выходит, без моей команды.

Фигуры стоявшие у «Жигулей» засуетились, передвинулись в порядок, подобный боевому построению латников, за которым скрылся капот их рюкзачного цвета автомашины.

- Ну, че, это, в натуре, они что ли или кто? – всматриваясь, спросил один из якутов, здоровый темноволосый и рябой амбал по кличке Гена-Цитрус.

- Да, они, они, - ответил второй – маленький, пузатый лысеющий мужичонка с дипломатом, в ручку которого он судорожно вцепился.

- В натуре, чтобы без фуфла, Бухгалтер, - сказал тому, что был с дипломатом третий, приземистый широкоплечий тип с маленькой лысой головкой, носящий погонялово Рыба, - я, сам знаешь, бью без промаха.

Он был в длинном черном не по сезону плаще, под которым пряталась охотничья двустволка. Рыба явно нервничал и перебирал приклад оружия липкими потными коротенькими пальчиками.

- Не волнуйтесь, - ответил всем остальным четвертый участник сделки – интеллигентного вида мужчина, похожий на преуспевающего китайца при однотонном костюме и в цвет ему галстуке, на очкастом лице которого явственно проступал отпечаток высшего образования.

- Как не волноваться, это же чечены, - тихо произнёс Рыба, - это же натуральное зверьё…

- Они хоть и чеченцы, но не какие-нибудь дикие душманы, а деловые люди, - ответил Китаец. - Им ваша кровь не нужна. Их интересуют только деньги…

 

 

 

Крюков прибыл на место кровавой бойни, случившейся на заброшенной фабрике вместе со своим начальником - Сергеем Израилевичем Галкиным. Обычно Галкин по таким вопросам не выезжал, но в этом случае его ненавязчиво «сверху» попросили самому в этом деле поучаствовать. Крюков и Галкин въехали на «Волге» Крюкова в заброшенные ворота старой фабрики, проехали к большому цеху возле которого уже стояло несколько пожарных и милицейских машин, и несколько автомобилей «Скорой помощи».

Крюков остановил свой транспорт, вылез из машины, Сергей  Израилевич тоже вышел, прихватив с собой папочку. Галкин заметно хмурился. Всё-таки он был кабинетным работником и уже подзабыл даже, как в молодости бегал шустрым опером на места преступлений и ковырял носком ботинка разбросанные по земле трупы. Теперь от трупов его воротило, но всё равно предстояло их осмотреть.

У самых ворот цеха, которые отсутствовали, Крюкова и Галкина встретил чернявый старший лейтенант с острым, как воронка подбородком. Он представился, оказался местным участковым и пригласил их войти внутрь. Фамилия участкового была Мовсесян. Галкин и Крюков вошли внутрь пыльного заброшенного здания, в котором резко пахло дымом от сгоревших машин - одной судя по останкам остова иномарки, а второй отечественной «Жигули».

- Что ж это у вас, старший лейтенант фабрика в таком запустении? - поинтересовался Галкин. - Я думал вокруг Москвы на сто километров уже каждой собачьей будке нашлось применение, а тут такие масштабы и пусто.

- Да на этой фабрике какая-то радиация вроде бы, - нехотя ответил Мовсесян, - что-то такое тут делали военное в советское время, так с тех пор и осталась радиация. Даже вьетнамцы тут жить не желают.

Крюков и одновременно с  ним Галкин поняли, что расследование нужно проводить с оптимальной скоростью, раз уж тут даже вьетнамцы не прижились. Мовсесян провел рукой по просторам цеха, на которых валялись трупы, дымились две машины, а пожарные уже скатывали свои шланги пожаротушения.

У самых ворот лежал, уткнувшись носом в пыль молодой кавказец с пробитым выстрелом виском. В руке он сжимал газовый пистолет, которым можно было только мух пугать. Крюков перешагнул через труп, а Галкин обошел и они прошли вглубь корпуса фабрики.

- Всего семь трупов обнаружено, - констатировал факты Мовсесян, - пятеро с огнестрельными ранениями, один разорван гранатой, один сгорел дотла прямо в машине, как забытый в печке гриль. Документы у всех убитых были при себе, кроме, естественно сгоревшего, я все собрал аккуратно, чтобы не менять положения тела трупов. И оружие оставил лежать так же как оно и лежало до вашего прибытия. Но всё равно, пока пожарные тушили пламя, они тут натоптали, залили всё пеной. Но вот что я выяснил. Все трупы не местные, залетные. Трое прибыли из Бурятии, еще трое с Кавказа. Сгоревший неизвестно кто - он черный, как негр, как головешка. А вот у меня всех остальных документы.

Старший лейтенант Мовсесян протянул Галкину паспорта, некоторые измазанные кровью. Сергей Израилевич взял их в руки, полистал страницы - прочитал имена и фамилии Исмаил какой-то и Расулаллах с одинаковыми фамилиями, видимо братья или же однофамильцы и еще Насир. Паспорт Расулаллаха был пробит мелким осколком от гранаты. Ни имена, ни лица их ничего не говорили ни Галкину, ни Крюкову. А вот паспорта бурятов вызвали живейший интерес Галкина, он покачал головой, мол, знаем-знаем, но пока он не стал ничего сообщать Крюкову, а кивнул ему, мол, иди исследуй трупы бандитов, разбирайся с темой, а я тебя на чистом воздухе подожду. Крюков кивнул и направился к сгоревшей иномарке. Старший лейтенант последовал за ним. Остановившись возле дымящегося черного остова, опер спросил у Мовсесяна:

- Как думаешь, старший лейтенант, что тут произошло?

- Я думаю, что банальная перестрелка на «стрелке», - скаламбурил Мовсесян, - приехали же на машинах на заброшенную фабрику. Вот такое дело. А потом чего-то горцы не поделили с бурятами. Слово за слово, как говорится, ну и пошла стрельба. Поубивали друг друга да и всего делов. И те и другие залетные, наверное, хотели прибрать к рукам что-то. Наверное, эту фабрику хотели, а может быть и еще чего. Жадность фраеров сгубила - не смогли договориться, вот все и оказались трупами. Честно говоря, если бы обе машины не сгорели бы, да дым бы не повалил столбом в небо, неизвестно когда бы всё это обнаружили. А так увидели местные жители, что пожар на фабрике происходит, позвонили пожарным, те приехали, увидели гору трупов и позвонили «02». А вообще-то сюда же на эту территорию вообще никто никогда не заходит. Красть народу тут уже нечего, а что еще тут делать, если не красть? Так что в определенном смысле вам повезло, что пожар начался и его заметили, и что трупы все свежие пока...

- Ну, нам их, слава богу, не кушать, - перебил словохотливого Мовсесяна капитан Крюков, - хотя, конечно, по горячим следам расследовать будет легче.

- Да чего тут расследовать? - махнул рукой Мовсесян, показывая свою осведомленность в сыскном деле. - Дело-то плёвое. Обычная перестрелка между бандитами. Но я думаю, что один или даже двое успели уйти. Кто-то же сделал последний выстрел…

- А если как в вестерне? - предложил Крюков. - Смотрел вестерны? Двое стреляют друг в друга одновременно и оба падают замертво?

- А хрен его знает, - пожал плечами старший лейтенант, - может и так было, я не знаю, меня ж тут не было…

 

 

 

«Бумер» чеченцев заехал на территорию цеха и остановился посередине. Первыми из него вышли водитель и второй чеченец, который сидел рядом с водителем, за ними выползли Исмаил и Расулаллах.

- Мир вашему дому, - громко сказал Исмаил якутам и остановился на некотором отдалении.

- Салам алейкум, - поспешил «навести мосты», с вызывающими необоснованный внутренний страх чеченцами, Китаец.

- Все привезли, о чем говорили? – спросил Исмаил.

- Как и договаривались, - ответил Китаец, приветливо улыбаясь, - мы своих партнеров никогда не подводим! Товар высший класс. Прямо с приисков в наш чемоданчик.

- Показывай, - приказал Исмаил.

- Ай, дорогой друг, нехорошо, - ответил Китаец, - деньги вперед, как говорится у нас в Якутии. Покажи деньги.

Скула Исмаила нервно дернулась, он повернулся к тому молодому кавказцу, что ехал рядом с водителем и приказал на своем языке что-то, из чего было понятно только, что этого парня зовут Насир. Молодой чеченец полез в салон «BMW» и достал оттуда коричневый дипломат с золочеными застежками.

- Деньги тут, - громко сказал Исмаил.

- Тогда пройдем к столу, - кивнул Китаец, скосившись на вожделенный чемоданчик, - к столу, пожалуйте, господа.

Столом в устах Китайца назывался большой квадратный металлический ящик, поваленный на бок. К этому импровизированному месту подсчета вожделенных купюр и проверки товара отправились с одной стороны Исмаил и Расулаллах, а с другой Китаец и Бухгалтер. Так было оговорено, так и случилось. Остальные остались на своих местах. В последний момент Расулаллах обернулся и сказал что-то Насиру на своем языке. Тот кивнул и быстро вышел из цеха на улицу, чтобы наблюдать там, не появилось ли на горизонте каких-нибудь посторонних или ментов. Китаец, который видел Расулаллаха впервые, подивился его предусмотрительности и одобрительно цокнул языком.

Исмаил подошел к ящику, кинул дипломат на крышку «стола», отворил золоченые запоры и перед взглядами присутствующих предстали ровные ряды стодолларовых банкнот, перетянутых разноцветными резинками для денег. Баксы лежали, светясь матовым изумрудным светом.

- Здесь двести тысяч, - вальяжно произнес Исмаил, - теперь вы показывайте ваш товар.

Китаец улыбнулся непосредственной улыбкой очень хитрого человека, забрал у бухгалтера его тяжелый дипломат, положил на стол и открыл. Внутри этого дипломата разложенные по отдельным пакетикам грудой лежали небольшие темные камешки и песок. Это было непохоже на то, что ожидал увидеть внутри малограмотный уроженец горного аула Рассулаллах.

- Э, это что за камушки, а? – вскипел он. – Ты что нас хочешь обмануть?

- Спокойно, брат, это просто неограненные алмазы, - положил руку на плечо вспыльчивому родственнику Исмаил, - алмазы всегда так и выглядят, когда они еще не обработаны. Это потом их ювелиры делают с гранями, и они становится бриллиантами. Такими, какими мы их привыкли видеть.

Но Расулаллах не поверил, он был упрям, как осел и крайне недоверчив.

- Откуда ты знаешь, брат, что это не обычный камень с дороги? – спросил он. – Я не верю этим бурятам.

- Мы не буряты, а якуты, - нахмурил брови Китаец, - а ты, что эксперт по бриллиантам?

Исмаил что-то сказал своему брату по-чеченски, тот так же резко ответил, но видимо что-то до него всё-таки дошло, потому что он отвернулся и стал деланно безразлично насвистывать. А сказал Исмаил не по-нашему вот что:

- Алмазы так и выглядят, когда не обработаны, я тебе говорю. Эти камни они левым путем везут с приисков Якутии. Не все же отдавать государству. Мы у Якутов покупаем «камешки» за двести тысяч, а продадим в Англии за четыреста тысяч!

- Делай как знаешь! - резко ответил Расулаллах.

Бухгалтер в это время кропотливо пересчитывал деньги, а Китаец в это время решил кое-что показать чеченцам, похвастаться добычей, которую они им продавали по дешевке. Он подошёл к открытому дипломату с алмазами и стал тонкими пальцами перебирать товар.

- Здесь в дипломате, вот они, есть парочка камней по шестнадцать карат, а еще один, красавец, гордость коллекции, вот он – двадцать восемь карат, - с гордостью сказал он, - таким камням после огранки обычно имена собственные дают, например, Кохинур или Солнце Азии. Из этих серых камешков после обработки можно будет корону сделать Английской королеве, которой у нее отродясь не бывало. Всего триста карат. Тютелька в тютельку.

- Эй, что так мало? – снова возмутился туповатый, но настырный Расулаллах. – Если триста карат, то тогда вам только сто пятьдесят тысяч, а не двести!

Китаец, начавший раздражаться из-за глупости Расулаллаха, устало взглянул на Исмаила, тот снова что-то сказал своему брату, Расулаллах выругался по-своему, но привычные уши якутов уловили в его речи парочку знакомых русских слов.

- Огранят камни и будут они раз в пять дороже стоить, - устало сказал Китаец Исмаилу.

- А зачем везти камни на огранку на Запад? – неуместно проговорился неугомонный Расулаллах. – Если их обрабатывать в России, то тут можно и продать! И навар будет больше!

- Э, дорогой, - терпеливо объяснил брату Исмаил, хотя и разозлился, что тот сболтнул об их намерении вывести «камни» за границу, - на такие алмазы нужны документы. Кто их делал, кто шлифовал, имя мастера, иначе никто не возьмет такие «камешки». Зачем нам весь этот геморрой нужен?

Исмаил, раздосадованный на то, что взял с собой этого глупца - своего брата Расулаллаха, взял из дипломата три не ограненных красавца-«тяжеловеса», повертел их в руках, полюбовался и показал не врубающемуся в их ценность Расулаллаху. Тот только нахмурил брови. Исмаил положил «камни» обратно и захлопнул дипломат.

- Все! – сказал он. – Дело сделано!

- Да! – согласился Китаец и захлопнул дипломат с баксами, случайно прищемив Бухгалтеру пальцы.

Тот взвизгнул, отдернул руки. Все облегченно засмеялись - сделка была сделана. Никто никого не подвел. Впереди предстояла большая, перспективная и очень выгодная для обеих сторон работа.

 

 

 

 

 

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А":

"Шоу опального олигарха"

"Криминальный романс"

"Акулы шоу-бизнеса"

"Попса, бандит и олигарх"

"Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни   Баловство    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

. ДКБ - геморрой, лечение - передовые методики.