Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

<<<<< Назад     Дальше >>>>

СЕРГЕЙ ЕРМАКОВ - ЧИСТАЯ СОВЕСТЬ ВОРА

Почитать книгу

1 «На воле зона раем снится вору…»

Огромного роста и с габаритами КАМАЗа человек по кличке Мамон неторопливо и осторожно опустил свое массивное основание на промасленную лавку автосервиса. Он достал из пакета свежий батон, ножом разрезал его вдоль напополам, уложил на мягкую поверхность белого хлеба нарезанную колбасу, сыр, помидоры, которые расчленил пополам заблаговременно, сверху бросил зелень, огурцы, кильку, полил всю эту «Вавилонскую» башню кетчупом  и майонезом. Затем он пристроил на этом  гигантском бутерброде верхнюю часть от батона и, глотая слюни, ухватил получившийся сэндвич своими огромными волосатыми ручищами. Размеры полученного продукта были таковы, что вряд ли бы этот сэндвич поместился и в жерло доменной печи, но когда Мамон открыл свою пасть, то стало ясно, что даже самой большой доменной печи далеко до широко открытого рта Мамона.

Сдавленные пальцами в бутерброде, Майонез и кетчуп потекли по запачканным в машинном масле рукам, Мамон уже приготовился откусить и зажмурился в предвкушении наслаждения, как вдруг дверь в гараж отворилась и в проеме появилась темная фигура мужчины лет тридцати пяти, что заставило Мамона открыть глаза и приостановить процесс поглощения еды. Вместе с приходом незваного гостя в пахнущем бензином воздухе автомастерской неожиданно повисло предчувствие какого-то страшного события. Рот Мамона так и остался открытым, а вожделенный сэндвич не откусанным. Вошедший сделал шаг по направлению к громиле, потом еще один и тогда Мамон издал звук, похожий одновременно на отрыжку и на брачный рев молодого бегемота.

 - Все жрешь, едало? – с усмешкой спросил нежданный гость. - Точно тебе говорю, твоим первым словом было не «мама», а «мало».

- Ме… ме… ме… - заикаясь, ответил Мамон, тряся бутербродом.

Он заикался с раннего детства, после того, как его испугала большая собака, и особенно это заикание было ярко выражено у него в минуты сильного душевного волнения, что, в общем-то, и происходило в данный момент с не ожидавшим этой встречи Мамоном.

- Ну-ну, что ты блеешь-то? Ме-ме!  – гость с широкой улыбкой подошел вплотную к Мамону, который при его приближении вскочил с лавки и майонез, смешанный с кетчупом стал капать на его выпяченный живот. – Не узнал, что ли? Сильно я изменился?

- Мерзавец, ты? –радостно выдавил из себя гороподобный толстяк, наконец, победив свое заикание.

- Я, это я, - ответил с легкой усмешкой Мерзавец, - хорошо, что узнал. Я-то тебя сразу признал, а ты вот сомневался, я вижу.

- Я? Нет! Так, когда ты это? Когда? – затараторил Мамон, не зная, куда деть свой бутерброд. – Когда ты это? Ты же там, это, был…

Он махал бутербродом и соус из кетчупа с майонезом летел в разные стороны.

- Все, громила, - ответил Мерзавец, стряхивая со свитера каплю бело-красного цвета, - на свободу с чистой совестью. Не тряси булкой, а то я в твоем соусе захлебнусь.

Мамон засуетился и протянул Мерзавцу свою «пайку»:

- Хочешь сэндвич?

- Сэндвич? – задумчиво переспросил Мерзавец. – Это не сэндвич, а тяжелый ракетный крейсер. Не хочу я хавать, Мамон. А ты, стало быть, тут подвязался?

- Да, вот работаю, - ответил Мамон, аккуратно уложив свой бутерброд на пакет.

С обедом ему придется повременить и этот факт тяготил ненасытный желудок Мамона. 

- Че ты делаешь-то тут? – спросил Мерзавец, разглядывая стоящий на яме старенький «Жигуль». – Домкратом работаешь?

- Я, это, нет, почему? – пожал плечищами Мамон. – Я чиню автомобили. Работаю…

- Нравиться? – спросил Мерзавец.

- Что? – не понял Мамон.

- Работать, - объяснил Мерзавец.

- Да, нормально, на жрачку хватает, - сказал Мамон.

- Я вижу, - кивнул на сэндвич Мерзавец, - в еде ты себе не отказываешь.

- А че мне… - начал было Мамон, но потом опомнился, - а ты-то как будешь? Куда теперь подашься, а? Хочешь, я насчет тебя поговорю с хозяином... у нас тут ничего зарплата и чаевые дают хозяева машин, если хорошо постараешься! Поговорить с хозяином мастерской?

Надменный Мерзавец смерил фигуру Мамона презрительным взглядом, от которого Мамон понял, что сказал глупость. И он снова стал блеять, но душевное волнение опять не давало ему закончить фразу:

- Ме… ме…     

- Я сам себе хозяин, - твердо, но спокойно ответил Мерзавец, - и не под кого ложиться не собираюсь, запомни это.

- Да-да, да-да, - выдавил из себя Мамон, видя, что гость не сердится, - так что ты хочешь теперь делать? Тебя в городе десять лет не было… тут такое творится…

- Двенадцать лет меня здесь не было, - поправил его Мерзавец, - двенадцать лет от звонка до звонка я сечку жрал и нары жопой шлифовал.

- Может быть, выпьем теперь по этому поводу? – предложил Мамон и стал оглядываться так, как будто за спиной его сейчас волшебным образом должна была появиться бутылка «Шато Марго» 1812 года.

- Ты же на работе сейчас находишься, - спросил Мерзавец, - или у вас тут можно квасить, а потом гайки крутить?

- Нельзя, конечно, - ответствовал Мамон, - но я схожу к начальнику возьму отгул, погоди тут, я сейчас сбегаю, отпрошусь. Посиди вот, на лавочке…

Он стал метаться по гаражу, как бегемот в курятнике, суетился и покашливал.

- Мамон, - прервал его беготню Мерзавец, - а ты сдал…

- Как это? – не понял Мамон, застыв на месте.

- Нутром сдал, - ответил Мерзавец, - че ты щемишься? Ты забыл, как мы с тобой всю округу строили? Как мы в бар заходили и все на пол падали? Забыл?

Мамон горестно вздохнул и ответил:

- Так это когда было? Ведь столько лет прошло. Здесь теперь другие «шишку» держат. Ведь когда тебя посадили, меня тогда ломали сильно. Я в реанимации лежал почти два месяца, думал, что не выживу. Наших ведь всех кого наглухо замочили, кого прижали, кто к ним перебежал.

- Я знаю про этот расклад не фартовый, - ответил Мерзавец, - на зоне, братан, почта хорошо работает, не то, что на воле. Не все, конечно, знаю, но ты мне расскажешь.

- Без проблем, - ответил Мамон, - сейчас только шефу скажу, что мне надо отлучиться. Хотя тут машина не готова, но да ладно, подожди меня.

Мамон тряся ожиревшим задом побежал к двери в стене кирпичного гаража и скрылся за ней. Мерзавец тем временем отломил кусок от сэндвича и стал медленно его жевать. Мамон вернулся неожиданно быстро. Вид у него был подавленный и смурной.

- Я… это… - начал он опять блеять. – Мне надо закончить работу. Давай вечером посидим у меня. Или в кафе. Сейчас надо доделать машину, вечером уже заказчик будет, потому что надо сделать ему срочно, потому что. Я бы, ты знаешь, в натуре, но надо работать. А то выпрут на хер!

Мерзавец, слушая эти слова насекомого, но не человека, специально молча вместо ответа скроил презрительную усмешку, которая неожиданно и прервала словесный понос Мамона. Громила растерялся и выдавил из се6я:

- Все изменилось, Мерзавец. Ты был там, а я тут. Ну, давай вечером, какая разница?

- Приятно в шестерках бегать? – с интересом спросил Мерзавец.

- Я не шестерка, - хмуро ответил Мамон, - я работаю, как все. Как многие. А ты сам-то что хочешь делать тут? Опять за старое?

- Я пока не знаю, как с тобой разговаривать, - ответил Мерзавец, повернувшись к Мамону спиной, - ты увял, громила. Видать сильно тебя поломали тогда.

- Сильно, - согласился Мамон, - а Синуса и Косинуса вообще наглухо завалили. Они уже давно сгнили в могиле, а я жить хочу. И хотел.

- Ну, ну, ты еще сопли здесь распусти, - ответил Мерзавец, - завалили и завалили, я сам уже троих на тот свет отправил. Двух здесь и одного на зоне.

- Да, я об этом знаю, рассказывали, ведь тебе за это убийство и накинули срок там, в тюрьме, - ответил Мамон, - ты ведь должен был выйти почти пять лет назад.

- Четыре, - поправил его Мерзавец, - но так было нужно. Покрошил кишки активисту красному, пидару гнойному, убил животное. Поэтому на нарах и задержался. Но теперь вышел и все себе верну! Все, что у меня было и что у меня отняли!

- Ты, что собираешься город опять под свой контроль взять? – удивился Мамон. – Тут чечены засели, у них все куплено, все схвачено. На хрен с ними связываться?

- Не бзди, Мамон, - ответил Мерзавец, - а то заработаешь несварение желудка, не дай бог. Мне «тачка» нужна на завтра, смотаться до одного уважаемого человека в один неблизкий город. Ты поведешь.

- Я? – удивился Мамон. – У меня нет «тачки»…

- Эту возьми, - сказал Мерзавец, кивнув на «Жигуль».

- Эту? – испугался Мамон. – Это же машина клиента, ты что, это нельзя делать.

- Можно, - запросто ответил Мерзавец.

Мамон почувствовал, что опять, как и много лет назад Мерзавец действует на него, как удав на кролика – гипнотизирует. Тянет на смерть, а он сопротивляться не может и слепо подчиняется. Поэтому Мамон промолчал. В это время скрипнула дверь и вошел, нет, ворвался низкозадый толстопузый мужичонка лет пятидесяти пяти в помятых на бедрах от долгого сидения брюках и в вязаной растянутой кофте. Он с ходу начал орать на Мамона, как бы не замечая стоящего неподалеку Мерзавца:

- Ты чего еще все стоишь? Давно пора в моторе ковыряться! Клиенты с минуты на минуту будут тут!  Быстро давай занимайся машиной! За что я тебе деньги плачу? Ну, ты у меня дождешься, что я тебя выгоню на фиг и ищи работу, где хочешь!

Мамон растерянно взглянул на Мерзавца, колеблясь и не смея от этого двинуться с места. Вот довела его проклятая жизнь! А ведь когда-то не так давно Мамон мог одним плевком сшибить с ног этого сморчка, а теперь боялся даже пикнуть в противовес работодателю. Мерзавец выжидательно смотрел на громилу и еле заметно улыбался, ожидая развязки. 

- Ну, что, ну, что? – продолжил сморчок. – Что ты стоишь? Все, мне это надоело! Только жрешь целыми днями, водишь сюда всяких!

Последняя фраза была сказана явно в сторону Мерзавца, но он ее игнорировал, ожидая все-таки мужского поступка от Мамона. Это был тест на «вшивость».

- Слушай, ты, - выдавил из себя растерянный Мамон, - не ори на меня!

- Что-о-о? – воскликнул сморчок. – Ах, так! Бунт на корабле? Да, ты знаешь сколько у меня таких как ты в ногах валяются, просят, чтобы я их на твое место взял? Вон отсюда и чтобы я больше тебя здесь не видел!

Мерзавец понял, что настало его время. Он, медленно ступая, как будто танцуя танго, подошел к работодателю Мамона вплотную и молча поглядел на него своим холодным взглядом тигрового питона. Его темно карие глаза источали такую сильную энергию, что губа работодателя Мамона задрожала. Не нужно было даже слов, а сморчок испугался и даже присел, глядя на татуированную шею Мерзавца.

- В чем дело? – нарочито деловито осведомился он. – В чем дело?

- Дело в шляпе, - ответил Мерзавец.

- В какой шляпе? – не понял сморчок. – Ты… ты кто такой?

- Ты мне не тыкай, задрот, - ответил Мерзавец, - мы с тобой чефир на шконке вместе не швыркали, так что хайло приткни, пока я тебе профиль не отштамповал.

Сморчок, испуганный изысканной феней, попятился и задом ретировался ближе к спасительной двери. Его напор пообмяк, но сдавать свои позиции он не собирался.

- Вообще-то, здесь посторонним не место, - сказал он не так уверенно, было как вначале, когда только вбежал, - у нас свои дела и вас я, кажется, ничем не задел.

- Ты моего старинного друга задел неуважением, - ответил Мерзавец, - так что ты тут жаром не пыхай, а то языком подавишься, не дай бог. Давай побакланим по-взрослому.

- Что? – не понял сморчок. – О чем бакланить-то?

- О том, что я сегодня приехал, - сказал Мерзавец, - а неделю назад я снялся с зоны, двенадцать лет друга не видел, а ты залетел и орешь, как пупс обоссавшийся.

Сморчок прищурился и внимательно посмотрел на лицо Мерзавца.

- А вы… а вы не Мерзавец, случайно будете? – спросил он.

- Мерзавец, - слегка удивившись, что и после двенадцати лет отсутствия его признали, ответил тот, - но не случайно, а закономерно. Ладно, профессор, не «выкай» мне, мы же не в прокуратуре с тобой разговариваем.

- А-а, Мерзавец, так я ведь брата твоего старшего хорошо знал, - обрадовался сморчок, - смотрю, лицо знакомое! Мы с твоим братом вместе вращались… ну, я тогда еще только начинал в кооперативе дела крутить, а он помогал там, если чего не так. Хороший был мужик, справедливый, жаль, что его взорвали вместе с машиной.

- Тех, кто его взорвал, я на куски порубил, за что и сел далеко и надолго, - ответил Мерзавец.

- Да-да, помню я и тот случай тоже, - подобрел сморчок, - много было разговоров и в газете писали. Ну и куда ты сейчас думаешь податься?

- Сейчас думаю Мамона взять и водки попить, - ответил Мерзавец, - а завтра на твоей машине сгонять за пять сотен километров проветриться.

- На моей? – удивленно переспросил сморчок.

- Жалко машины для конкретных пацанов? – твердо спросил Мерзавец, включив свой гипнотический транс в сторону начальника Мамона.

- Ну, договоримся, как-нибудь, - пробормотал сморчок и обратился к Мамону, - подойдешь ко мне утром, я тебе ключи дам. Для хорошего человека не жалко.

Сморчка можно было понять. За прошедшие двенадцать долгих лет еще не оскудела в народе память о младшем Мерзавце и его старшем брате, который «контролировал» весь город. С той поры и смотрящие менялись уже несколько раз и разборки были и со стрельбой, и без стрельбы, но такой, как тогда, когда Мерзавец прирезал двух чуваков, которые, по его мнению, взорвали автомобиль его брата, оросив их кровью всю квартиру и, выкинув расчлененные трупы по кускам с их собственного балкона, такого в городе больше не было.

Поэтому сморчок на всякий случай с Мерзавцем пререкаться не стал, а подумал, что если он даст на завтра Мерзавцу машину, то от него не убудет, а еще не известно как дальше дела пойдут. Может быть, Мерзавец опять поднимется и вспомнит его при каком-нибудь наезде, и мастерскую его не спалит.

- Я знал, что ты нормальный мужик, - сказал Мерзавец, когда сморчок пообещал дать им ключи от автомобиля, - ну, ладно, бывай! Мы с Мамоном пойдем, у нас разговоров много накопилось за двенадцать лет.

- Пока, - пробормотал Сморчок, - послезавтра тогда этот «Жигуль» доделаем. Хозяева подождут.

И он быстро пошел к себе в кабинет. Мамон стремительно заглотил остатки своего огромного сэндвича, скинул с себя промасленную робу и выбежал из гаража, где его уже ждал, покуривая, Мерзавец.

- Как ты меня в автомастерской нашел? – спросил Мамон. – Кто тебе сказал, что я тут работаю?

- Нюх подсказал, - ответил Мерзавец, - плохо, что сегодня у нас «тачки» нет. Пешком ходить не пристало. Есть у тебя кто с машиной?

- Бесстыдник с тачкой, - ответил Мамон, - у него две автостоянки. Он бизнесом занялся.

- Его тоже ломали, когда я сел? – спросил Мерзавец.

- Нет, он из города сразу же уехал, - ответил Мамон, - о нем лет пять ничего не видно и не слышно было. Потом вернулся, когда все поутихло и начал понемногу раскручиваться. Но у него сейчас дела не ахти. Это же не спиртом торговать. Никто машины не ставит на стоянки, потому что у всех гаражи. У него иномарка немецкая «Ауди-80», он к нам ее пару раз пригонял на ремонт. Я ему крыло выпрямлял.

- Двинем к нему, - сказал Мерзавец.

- А где его искать, я не знаю? – ответил Мамон. – Он же там не сидит на стоянке своей.

- Вы что не пересекаетесь больше? – спросил Мерзавец.

- Нет, - ответил Мамон, - у него свои дела у меня свои. О чем нам базарить? Да и зачем пересекаться? Пару раз квасили вместе за последние года три, иногда он заезжает в мастерскую и все.

- Хреново это, - сказал Мерзавец, - помнишь, громила, как мы тут все держали, какая у нас была банда конкретная? Я, ты, Бесстыдник, Синус, Косинус, царство им небесное, Жмых… Кстати, а где Жмых?

Мамон почесал огромный нос и неохотно начал рассказывать про бывшего совместного их другана:

- Жмых с чеченами подвизался, на них работает. Сразу же после того, как брата твоего в машине рванули, а тебя посадили, он сам к ним приполз на брюхе и попросил, чтобы его не трогали. Он даже с ними был, когда меня ломали. Я под чеченов не пошел. Хотя и не предлагали. Они меня в гараже застали, я тогда со своей «Тойотой» возился. Помнишь мою «Тойоту»?

Мерзавец кивнул утвердительно.

- Сожгли ее, - продолжил Мерзавец, - их много в гараж зашло, все с оружием, а я с гаечным ключом в руке. Если б они не вооруженные были, то бы я их порвал всех на части, они это знали. Ты же помнишь, я и до сих пор сто килограмм одной левой поднимаю. Но они мне ногу прострелили из ружья, а потом стали бить арматурой.

- И Жмых был с ними, говоришь? – спросил Мерзавец.

- Был, гад, - ответил Мамон, - стоял позади, ухмылялся. Но вот бил он меня или нет, не знаю. Наверное, бил. А может и нет, не знаю.

- Спросим у него лично, - пообещал Мерзавец, - что это мы все идем и идем. Вон там, помнишь, была разливная, пойдем заглотнем по рюмашечке. 

- Там теперь парикмахерская, - ответил Мамон, - все поменялось в городе. Тех разливных больше нет. Пойдем в кафе, там выпьем и надо подкрепиться, а то у меня уже сосет под ложечкой.

Мамон кивнул в сторону старого дома, где притулилось небольшое кафе, откуда доносилась музыка и пахло грилем. Они зашли внутрь и стеклянная дверь за ними затворилась, прервав песню, в которой очень в тему пелось: «На зоне воля раем снится вору».     

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>  

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27    

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.