Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

 

Еще одна новая-старая книга Сергея Ермакова, написанная пять лет назад и выпущенная только сейчас. Книга повествует о безногом парне Павле (заметьте - на обложке книги он с ногами), попавшем в рабство к московской инвалидной мафии и заставлявшей его просить милостыню. Случайно на улицах Москвы Павла встречает его отец Громов - ветеран Афганской войны, который оставил мать Павла, когда тот был еще маленьким и пытается выручить своего сына. Но инвалидная мафия своих рабов просто так не отдает. Громов пытается выкрасть Павла, но неудачно и сам попадает в зависимость к бандитам. Ситуация становится безысходной.

Скачать книгу >>>>>

 

Почитать книгу:

  1. Скорый поезд «Воронеж-Москва»

- Не, ну надо же?! – восторженно радостно восклицал водитель-таксист, косясь на своего пассажира – крепкого мужчину, лет около сорока. – Расскажи кому, так не поверят! В Москве тысячи такси и надо же такому случиться, что ты сел именно в мою машину!

Пассажир едва заметно улыбнулся и кивнул веселому таксисту. Мужчина был одет в недорогой, но добротно сшитый костюм, который сидел как влитой на его широких плечах.

- Сколько мы с тобой не виделись, Громов? Лет двадцать или больше не виделись? – продолжил словоохотливый таксист, и сам же себе и ответил на свой вопрос. – Да, где-то так и не виделись, около двадцати лет и не виделись. После выпускного бала в школе я тебя больше и не видел. Помню, ты тогда уехал в военное училище поступать, а я в армию ушел. Да-а, сколько времени прошло…

Громов молча кивнул и хотел было что-то сказать, но таксист перебил его:

- А знаешь, я тут как-то ездил на родину к матери помочь ей картошку копать и встретил там Таньку, толстую такую, помнишь, Таньку такую толстую с косой? У нее и коса толстая и сама она толстая была. А теперь еще больше Танька раздалась, как корова. Но я не об этом хотел рассказать. Танька сказала мне, что ты воевал в Афганистане, героем России стал. Может, соврала?

- Не соврала, - охотно ответил его пассажир, - было дело…

- Ну ты вообще… - покачал головой таксист.

Непонятно было что он этим «вообще» хотел сказать – то ли похвалить, то ли наоборот? Но Громову не было до этого никакого дела, потому что он только что приехал в Москву из Воронежа.

У него были дела в Москве, он думал о том как бы ему поудачнее все дела распланировать и все побыстрее сделать, а эта неожиданная встреча с одноклассником выбила четкий состав его планов из запланированной колеи.

Несколько минут назад Громов вышел из вагона Воронежского поезда, потащился к вокзалу, продираясь сквозь котомки и баулы, и оказался Павелецкой площади. Огляделся в поисках метро и тут же к нему подскочил невысокий, хитрый полнеющий мужичонка-таксист, доверительно нашептывая:

- Такси недорого, куда ехать?

Потом мужичонка вдруг пристально и с удивлением посмотрел вновьприбывшему в столицу воронежцу прямо в глаза и воскликнул:

- Громов! Это ты? Ё-моё, ты чего меня-то не узнаешь что ли?

Громов вгляделся в него и с трудом, но узнал в таксисте бывшего своего одноклассника. Вспомнить же как его зовут почти после двух десятков с хвостиком прошедших лет Громов никак не мог – помнил только, что в классе они звали его Вареником. Признаться в этом радушному таксисту ему было неловко, поэтому Громов крепко пожал протянутую ему руку и сказал:

- Ну как же я тебя не помню! Мы ж десять лет в одном классе…

Таксист схватил его за рукав, потянул его к своей желтой с шашечками машине, уверяя, что довезет его за полцены. Громов, который рассчитывал добраться до нужного ему места на общественном транспорте и тем самым сэкономить, поддался таки уговорам одноклассника и сел в его машину.

- Ну, ты молодец, однако, - уважительно покачал головой Вареник, узнав, что Громов на самом деле воевал в Афгане, - герой России, это уровень! Денег-то тебе дали за это?

- А… - сказал Громов, пытаясь ответить на вопрос, но таксист снова перебил его:

- А я служил в армии тут, в Москве водителем в стройбате служил. Под дембель уже начальника штаба возил. Медалей, конечно, не имеем, как ты, но чего тут удивительного, мы ж люди простые. Это ты, Громов, всегда в нашем классе был самый крутой и во всем первый. Ты, я так понял, все так же в Воронеже и живешь?

- Да, - коротко ответил Громов, поняв, что что-то еще сказать ему не дадут.

- А сейчас в Москву тебя что привело?

- На семинар приехал, в командировку на три дня.

- М-м, - понятливо кивнул Вареник, - на семинар, значит, приехал. А чем ты вообще занимаешься по жизни занимаешься?

- В Воронежком университете права работаю преподавателем, - ответил Громов.

- А-а, доцент, значит! Интеллигенция, - покачал головой таксист. - А я вот таксую почти все двадцать с лишним лет, что мы с тобой не виделись таксую. Сначала тут в Москве в армии когда служил, возил начальника штаба, потом нашел себе девушку, влюбился, женился. Вот и живем до сих пор, двое детей у нас народилось. А у тебя  как на личном фронте? 

- Нормально, - немногословно ответил Громов.

Таксист удовлетворился и таким ответом своего собеседника, видимо его не слишком и интересовала судьба одноклассника, просто самому хотелось поговорить. Помолчав некоторое время, он предложил:

- Давай вечерком, может, сегодня по пиву вдарим? А как ты насчет пива вообще? Я заканчиваю часов в восемь заканчиваю. Встретимся где-то, посидим, поговорим. Ты во сколько сегодня освобождаешься?

- Не знаю как у меня день сложится, - ответил Громов, - я ведь только что с поезда. Нужно еще в гостиницу устроиться, расписание занятий узнать.

- Ну, вообще, ты не против пива?

- Вообще, не против…

 

Они подъехали к оживленному московскому перекрестку, где машины замедляли свое движение, следуя друг за другом почти впритык. Громов увидел, что мимо ряда машин мускулистый качок в черной футболке везет на инвалидной коляске безногого молодого парня в форме десантника российских войск и голубом помятом берете. Водители машин, проезжая мимо, подавали инвалиду кто червонец, кто два, а кто и полтинник.

- У нас в Воронеже такого нет, - хмуро произнес Громов, - чтобы ветераны войны на дороге побирались.

- Да какие это ветераны! – махнул рукой таксист. – Фуфло это все, никакие не ветераны! Вон, смотри, на обочине бандиты в иномарке стоят, «пасут» их, как баранов чабаны. Понавезли сюда инвалидов из Молдавии, Таджикистана, Украины и прочих этих СНГовых республик и делают на инвалидах деньги. В форму солдатскую мужиков одели, чтобы народ разжалобить. Ну, кто пацану, который чеченской войне ноги потерял червонец пожалеет? Ты пожалеешь?

- Нет.

- Вот и никто не жалеет, все дают. А за день у них знаешь сколько набегает? Мне, таксисту, надо месяц пахать. Но инвалидам самим из этих денег ничего не достается, они же на «братву» работают – весь ихний доход идет бандитам.

Тем временем безногий десантник лет двадцати, катясь на коляске, которую вез сопровождающий, приблизился к их машине. Лицо десантника было отрешенным и пустым, глаза не выражали ничего, смотрели куда-то в сторону, и как бы безмолвно говорили сидящим в дорогих автомобилях пассажирам – это из-за вас у меня ног нет, это такие как вы меня на эту войну отправили.

И каждый понимал, что и он сам мог запросто оказаться в этом чертовом пекле, поэтому деньги давали все. Голубой берет инвалида-десантника сидел на голове криво, на груди позвякивало три блеклых медали. Ни сам инвалид, ни его спутник ничего не говорили водителям машин, о своей судьбе не рассказывали, помощи не просили, но автомобилисты не скупясь совали деньги в окно.

- Надо дать бумажный червонец, - сказал таксист, - а то в прошлый раз я дал им мелочь, монеты, мелких купюр у меня не было. Так они меня обматерили, назвали сукой, ельцинским выродком и мелочь мне обратно в машину закинули. А я не ельцинский выродок, я бы сам этого Ельцина вместе с Горбачевым на одном суку повесил бы.

Вареник открыл окно и приготовил деньги. Тем временем его пассажир напряженно вглядывался сквозь грязное стекло такси в лицо молодого, лишенного ног парня, который приближался на своей коляске к их автомобилю. Десантника медленно подкатил сопровождающий его качок к окну их машины и таксист сунул червонец в окошко. Деньги взял качок и сунул себе в сумку, висящую на боку. Громов, не отрывая взгляда, смотрел на безногого десантника, лицо его вытянулось и побледнело.

- Эй, ты чего? – испуганно спросил таксист. – Укачало что ли?

- Павел? – не сводя глаз с инвалида, громко спросил Громов. – Павел это ты?

Таксист посмотрел на него с удивлением:

- Ты чего, Громов, его знаешь?

Но пассажир ничего не ответил, выскочил из машины. Ему было не подойти к ветерану, который находился со стороны водителя, а автомобили практически слились в одну большую реку, следуя друг за другом почти впритык, и тогда Громов громко крикнул:

- Павел!!!

Безногий десантник вздрогнул и повернул голову в ту сторону, откуда его позвали. Он посмотрел на человека, который его окликнул, но сразу же отвернулся и склонил низко-низко голову. Сопровождающий инвалида качок прищурился, недобро зыркнул на Громова и покатил коляску дальше.

- Погодите, - закричал Громов, перепрыгнул через капот такси и бросился за инвалидом.

- Чего тебе надо, мужик? – обернулся к нему качок, говоря с сильным акцентом, когда Громов подбежал поближе.

- Мне нужно поговорить с этим парнем, с Павлом, - волнуясь, произнес Громов и причел перед коляской на колени, - всего несколько минут. Я только спрошу его…

Безногий отвернул голову от Громова, словно не желая, чтобы тот его узнавал.

- Павел, это ты? Я не ошибся? – спрашивал Громов, заглядывая десантнику в лицо.

- Мужик, ты ошибся, - грубо сказал сопровождающий, загораживая десантника от Громова, - это никакой не Павел, уходи. Не мешай нам работать. 

Он попытался объехать Громова, но тот снова преградил инвалидной коляске дорогу.

- Я не с вами разговариваю, молодой человек, - резко сказал он качку, - дайте мне пять минут поговорить…

- Эй, Громов, поехали, поехали, - окликнул его таксист из машины, - ты чего себе приключений хочешь поиметь на свою задницу поиметь?

- Ты борзый, мужик, - прищурясь, произнес качок и сплюнул длинную слюну на асфальт, - Санек, скажи ему, что ты не Павел, чтобы он отстал.

Сопровождающий, разговаривая с Громовым, то и дело поглядывал на автомобиль, в котором сидела «братва», сигнализируя им, что на перекрестке сложилась неординарная ситуация. Но «братки» покидать свою машину не спешили.

- Я не Павел, - глухо произнес инвалид, - я Саня…

Но Громов узнал его голос и у него не осталось сомнений, что он не ошибся.

- Паша, как ты здесь оказался? – спросил Громов, схватив его за плечи и сидя перед ним. – Почему ты без ног?

Павел ничего не отвечал, из его глаз непроизвольно градом покатились непрошеные слезы. Он схватился руками за колеса, пытаясь уехать, но Громов его не отпускал. И тогда качок пнул сидящего на корточках Громова ногой прямо в грудь. Громов не удержался и сел прямо на асфальт. Таксист схватился за голову и громко выругался. Сзади уже сигналили во всю мощь машины, которым остановившееся такси мешало проехать дальше.

- Мужик, давай, вали отсюда или тебе будет  хреново, понял? – угрожающе произнес качок в сторону Громова, поигрывая мускулами.

- Я только хотел узнать… - пробормотал Громов, вставая и отряхивая испачканные брюки.

Качок, чувствуя, что мужик побаивается его, стал надвигаться, как скала, намереваясь двинуть ему еще раз. Он уже даже замахнулся, чтобы ударить, но вдруг Громов резко разогнулся и носком ботинка врезал качку прямо в пах, а потом несколькими резкими ударами кулаков в лицо свалил его на землю. Ошарашенный стремительной атакой сопровождающий растянулся на асфальте, как прямая кишка и завыл от боли. Громов тем временем опять бросился к уезжающему инвалиду, присел перед ним, схватил его за руки.

- Павел, ну почему ты молчишь? – снова обратился Громов к десантнику. – Это же я, ты что меня не узнаешь? Ну скажи что-нибудь!

Безногий десантник вырвал свои руки из ладоней Громова, развернулся, схватился за колеса коляски и поспешил уехать. В это время из иномарки, припаркованной возле перекрестка, выскочили четверо коротко стриженных крепких парней, вооруженных резиновыми дубинками и кинулись к Громову.

Таксист завопил Громову что есть мочи:

- Давай сюда! Тебя же сейчас убьют насмерть тебя!

Громов увидел четырех вооруженных бандитов, понял, что силы слишком неравны, чтобы ему попытаться вступить с ними в схватку и бросился к машине Вареника. Но такси было зажато в пробке и уехать с места происшествия им не было никакой возможности.

- Бля, мне сейчас машину разобьют!!! – занервничал, ерзая на месте, таксист, когда Громов залез в автомобиль. - Ну, на хрена ты ввязывался в драку? На хрена, а? Кто такой этот Павел? Че ты вообще?

- Павел - это мой сын, - коротко ответил Громов.

- Какой сын? Какой сын? Что ты вообще городишь? – крутил головой таксист. – Нас сейчас порвут на кусочки порвут!

Громов, следя глазами за бегущими к ним между машинами бандитами с недобрыми намерениями,  быстро выскочил из такси, чтобы не подвергать опасности своего пугливого одноклассника и его автомобиль, а сам пошел бандитам навстречу.

- Ты куда, ты чего самоубийца? Стой! – закричал таксист, но сам выйти из машины не рискнул, а лишь быстро закрыл окно.

Уверенность и спокойствие, с которым шел Громов, пошатнула первоначальное решение бандитов с налету «порвать» и раскатать по асфальту мужика, который ни с того, ни с сего привязался к их инвалиду и избил его сопровождающего. Ведь в Москве никогда не знаешь на кого нарвешься.

А вдруг этот, на первый взгляд ничем не примечательный мужик, какой-нибудь бандитский авторитет или мент, полковник какой-нибудь? Эта «светлая» мысль забрезжила в мозгу основного из бандитов - худощавого невысокого парня лет двадцати пяти с лицом испещренным шрамами так, как будто он участвовал в собачьих боях в качестве собаки. Движением руки он остановил троих своих корешей, с нетерпением поигрывающих дубинами и спросил:

- Ты че, в натуре, парашник, смерти ищешь? Тебя сразу «уронить» или как?

- Мне нужно было всего несколько минут, чтобы поговорить вон с тем инвалидом, - сказал Громов, обращаясь к главному – «Резаному», как он назвал его про себя, - но ваш парень первым ударил меня.

- Ты кто такой по жизни? – заскрипел зубами бандит. – Тебе «нужно»? Мне насрать, что тебе нужно! Ты моего друга ударил, понял? Ветерана чеченской войны ты ударил, гнида! 

Бандит «Резаный» по примирительному тону разговора стоящего перед ним Громова и по характерной для воронежского говора «гыкающей» букве «г» сразу понял, что этот мужик вовсе никакой не бандитский авторитет и не полковник, и вообще не москвич, а приезжий и опасаться его вообще нечего. И тогда по знаку Резаного бандиты скопом бросились на Громова.

Громов успел только одного кинуть через себя, а второму пнуть под коленку и срубить локтем. Но бандитов было четверо и их удары дубинами были слишком болезненны, чтобы безоружный Громов мог им противостоять. Таксист в машине нервничал, поглядывая по сторонам, но выйти из машины и помочь Громову не рискнул.

Не дай бог бандиты рассердятся и тогда разобьют ему своими дубинами автомобиль. Лишаться машины-кормилицы ему не хотелось, поэтому он зажмурился, пригнулся к рулю и втянул голову в плечи. Из других машин водители с интересом наблюдали за потасовкой, но никто не вмешивался. Закончив бить Громова по знаку Резаного, который стоял в стороне, бандиты бросили его на обочине дороги, развернулись и пошли обратно в свою иномарку. Отойдя шагов на пять Резаный обернулся и сказал ему с усмешкой:

- Увижу здесь еще раз, говорю, живым не уйдешь!

Произнося слово «говорю», Резаный намеренно произнес «г» гыкающим, чтобы поддразнить Громова. Затем он повернулся и вразвалочку пошел к своей машине. Таксист выскочил на дорогу, помог Громову подняться, подхватил его под руку и потащил к себе в автомобиль. Громов брел пошатываясь и вытирая рукавом рубашки кровь, текущую из разбитого носа. Таксист усадил его в машину, сел сам, дрожащими руками переключил скорость и тронулся с места.

- Где-то ведь был у меня платок, - рассеянно пробормотал Громов, шаря по карманам костюма, - кровь утереть.

Он нашел его во внутреннем кармане и приложил к разбитому носу. Вареник старался побыстрее уехать с места происшествия, но чтобы сделать это, ему пришлось заехать, резко повернуть, петляя между машинами, выскочить из пробки на тротуар, при этом нарушив дюжину дорожных правил. Но, по крайней мере, уже через пять минут они были далеко от перекрестка.

- Фу, кажись, оторвались, - с облегчением вздохнул таксист, пристраиваясь в ряд движущихся по проспекту машин.

- За нами никто и не гнался, - сказал Громов.

Вареник нахмурился.

- Может быть, у вас, «героев России», и принято с бандосами на улицах драться принято. Но нам, мирным таксистам лишние передряги совсем не нужны, - сказал он, - они мою машину запомнили, могут найти и на «счетчик поставить», если запомнили. С московскими бандитами лучше не связываться, они звери, им убить человека, что два пальца об асфальт! Вот ты через три дня уедешь в свой Воронеж, а мне здесь, в Москве работать и по этому перекрестку ездить! Поэтому мне лично, не до шуток!!!

- Мне тоже не до шуток, - тихо произнес Громов, - там сын мой остался и он без ног…

- Какой сын? Какой сын? Ты чего? Я ничего не пойму! Откуда твой сын тут взялся? Ты толком можешь рассказать?

- Это долго рассказывать…

- А может быть, ты обознался? Десантник этот безногий, он же тебе сказал тебе, что он не Павел, а Саня. Обознался ты!

- Нет, я не обознался, - уверенно сказал Громов, - я не мог обознаться. Это мой сын Павел, а никакой не Саня!

- Погоди, не части, - сказал Вареник и предложил, - давай-ка остановимся вот тут на обочине остановимся и ты мне расскажешь. Я дам как раз тебе аптечку дам, ты себя в порядок приведешь. А то ты сейчас похож на бомжа какого-нибудь, а не на преподавателя университета.

Громов кивнул и непроизвольно сморщился от сильной боли в шее, по которой «хорошо» попало бандитской дубиной. Все тело его ныло, на лице проявлялись синеющие кровоподтеки, костюм был испачкан и порван. Ехать в таком непрезентабельном виде на семинар преподавателей высших учебных заведений Громову показалось невозможным. Таксист достал из бардачка аптечку, протянул ее своему избитому пассажиру и сказал:

- Ну, что, давай, рассказывай про сына. Только с самого начала рассказывай!

Громов открыл аптечку, увидел внутри нее права одноклассника и сразу же вспомнил как его зовут – Толик Варенников. Конечно, неудивительно, что он сразу и не вспомнил его имя и фамилию, даже вспомнив кличку - Толик в их классе был фигурой не выдающейся, такой тихий троечник, который вечно возился со своим папашей в гараже, разбирая и собирая старенький «Москвич».

Друзьями они никогда не были, но все равно занятно было встретить через столько лет в шумной и огромной Москве своего воронежского одноклассника.

Скачать книгу >>>>>

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

Кулинарное издание. !