Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27

СЕРГЕЙ ЕРМАКОВ - АКУЛЫ - СКРЫТЫЙ ВРАГ

16

Анна не могла не сказать своему новому знакомому Толику, что уезжает на две недели, но не посчитала нужным уточнять куда именно она едет. Мало того, она чувствовала, что её тянет к этому красивому, сильному и самоуверенному мужчине чисто по-женски, а он с ней был вежливым, приветливым, но несколько холодно-тактичным, что не позволяло понять ей отчего же этот мужчина не «западает» на её обаяние и красоту, как другие, не теряет голову.

Ей хотелось уединиться с ним – все-таки она была живая женщина, но их конные прогулки не располагали к близости, а когда они гуляли пешком, ведя под уздцы своих лошадей, то вокруг так же прогуливалось множество народу и лошадей. К себе домой Толик Анну не приглашал, ей самой начинать этот разговор было ну совсем уж неприлично, поэтому темы их разговоров имели отвлеченный смысл, осторожно обтекающий их личные отношения, а так же, после небольшой, едва не вспыхнувшей ссоры и тему олигархов и их жития в России. Каждый из них знал, что его мнение на этот счет не совпадает с мнением другого, поэтому тему эту старательно обходили.   

- А знаешь, Анна, - хитро промолвил однажды Анатолий, когда они бок о бок ехали по тропинке парка верхом, - а ведь пару дней назад мне угрожал твой ухажер.

- Какой ухажер? – изумилась она. – У меня нет ухажера.

- Да-да, так я тебе и поверил, что у такой красавицы как ты нет ухажера, - усмехнулся Толик, - здоровый такой парень с оружием в кобуре…

Он описал того, кто преградил ему дорогу в пустынном месте на тропинке в парке и Анна безошибочно определила в этом описании Валдая. Она побледнела – оказывается Валдай следит за ней, а она этого даже не заметила! Вся их операция оказалась под угрозой срыва. А если он вычислил где она живет? А если он видел Эдика или Бориса и теперь играет с ней как кошка с мышкой? В голове у Анны помутилось, она чуть не потеряла сознание и не упала с лошади. Анатолий заметил это и поддержал её под локоток.

- Ну, пожалуйста, не надо так реагировать, - попросил он, - если это твой жених, то я ничего ему не сказал, сказал, что мы просто катаемся вместе на лошадях. Хотя, если он твой жених, то он сам мог бы найти время, чтобы погулять с тобой в парке.

- Ничего он мне не жених! - ответила Анна, ударила лошади под бока и поскакала вперед.

Толик тоже подстегнул своего жеребца, вскоре сравнялся с ней и попросил прощения, сказав, что он не хотел её обидеть. Анна спросила в каком именно месте подкараулил его её «ухажер»? Толик дернул за поводья и кивнул в сторону, мол, поедем, посмотрим. Анна тоже повернула лошадь.

На тропинке они остались одни, никого – ни машин, ни людей, ни лошадей. Второй день стояла сухая и по настоящему солнечная погода. Было жарко и пропитанная дождями земля парила. Анна, слезла со своей гнедой кобылы, отломала веточку с дерева и стала обмахиваться ей, как веером. Толик тоже спешился, подошел к ней и сказал:

- Вот тут я шел, а из-за этих кустов он и выскочил. Может быть, он и сейчас там?

- Пойдем посмотрим, - предложила Анна.

Они пошли к кустам, оставив лошадей не привязанными щипать разросшуюся от дождей траву.

- А я ведь завтра уезжаю на две недели, - сказала Анна, - отдыхать… в Сочи, - Анатолий никак не среагировал и Анна продолжила, - когда вернусь ты еще здесь будешь?

- Не знаю, - честно ответил Толик.

За кустами Валдая на этот раз не оказалось, зато там была мягкая сухая. Нагретая солнцем трава. Анна предложила посидеть немного. Толик согласился.

- Одна едешь в Сочи? – наконец спросил он. – Или с этим своим… женихом?

- Я же сказала, что у меня нет никакого жениха! - сердито ответила Анна. - Я еду одна позагорать, покупаться, покататься на аттракционах. Да ты, я вижу, ревнуешь?

- Я ревную? – вскинул брови Толик. – Да я не знаю что это такое!

Её губы оказались в опасной близости от его губ и ничего уже не осталось между ними, чтобы остановить их, нахлынувшее, как волна, влечение. Толик обхватил Анну, повалил на траву и стал целовать её лицо. Она сопротивлялась, но слабо – ровно настолько, чтобы сохранить достоинство и не спугнуть его желания. Но Толик, похоже, уже бы итак не остановился, слишком разгоряченными были его объятья, слишком жадно он целовал её губы, на ходу расстегивая её блузку.

Лошади спокойно паслись на лужайке, конь Толика, пофыркивал и тряс гривой, а молодая кобылка игриво косилась на него, невзначай задевая своей головой его мягкий бок.

 

 

Валдаю не стоило больших трудов «списать в утиль» личного врача своего шефа, потому что последнее время тот менял их, как перчатки. Когда назавтра после разговора с Анной личный врач Огурцова – пожилой тихий человек с большими залысинами и огромным докторским опытом, нанятый на работу в Корпорацию всего-то месяц назад, пришел на работу, Валдай вызвал его к себе в кабинет по малозначительному поводу в конце рабочего дня и незаметно подсунул ему в портфель документы, которые вообще-то не должны были покидать директорского кабинета, оттого, что представляли определенный интерес как для конкурентов, так и для соответствующих органов.

И вот когда ничего не подозревающий доктор отправился домой, неся в портфеле компромат на самого себя, то Валдай дал на проходной своим подчиненным внятную команду обыскать врача. Доктор искренне возмущался и грозил охранникам пожаловаться шефу на произвол охраны ровно до той минуты, пока в его портфеле не обнаружились непонятные листочки с цифрами и гербовыми печатями корпорации.

Тогда уж в каморке охранников проходной, куда затащили временно потерявшего подвижность нижних суставов врача, появился озабоченный Валдай, нахмуренно покачал головой, сказал: «Ай-яй-яй, а мы вам так доверяли! Набрали, понимаешь, по объявлениям, а теперь вот…». После этих его слов несчастный врач совсем сник, стал бледно-розовым, как поросенок, залысины его покрылись испаринами. Охранники перетащили его в кабинет к начальнику службы безопасности, усадили на маленький жесткий стульчик и ушли, а Валдай открыл сейф и достал оттуда резиновую дубинку.

- Не надо, я прошу вас не надо этого, - схватился за стул, чтобы не упасть доктор.

Но Валдай сел за стол, высыпал на его поверхность горсть грецких орехов, стал колоть их дубиной и отправлял себе в рот. Он молчал, только пристально глядел прямо в глаза доктору, прямо сквозь запотевшие очки, которые врач ежесекундно снимал и протирал мокрым от пота и слез платком.

При этом он невнятно бормотал:

- Это не я… я ничего не брал… я не брал этих документов…меня подставили… мной хотели воспользоваться… мне их подкинули…

Валдай сначала напряженно молчал, но потом стремительно вскочил со своего места, подбежал к взвизгнувшему от испуга доктору, схватил его за грудки, поднял со стула и прижал к стене. А потом спросил сквозь зубы, дыша ему прямо в лицо мятным запахом освежителя рта:

- На кого работаешь, гад? Кто тебе заплатил за эти документы, признавайся!

- Это не я, мне их подложили-подбросили, - плаксиво вешал доктор в полуобморочном состоянии.

- Кто подложил, что ты «гонишь»? Кто кроме тебя и меня бывает в кабинете шефа? Может быть, скажешь, что это я их тебе подложил?

- Нет, что вы, - замотал головой докторишка, - у меня и мыслей таких не было…

- Тогда кто? – несильно стукнул Валдай доктора о стену. – Кто я тебя спрашиваю?

- Не зна-а-а-ю, - блеял доктор, терпеливо снося не слишком сильные удары собой о стену, - но это не я…

Валдай же серьезно и весьма достоверно угрожал доктору холодной тюрьмой со страшными зеками, грозил немедленной расправой и даже четвертованием за то, что тот хотел продать «налево» коммерческую тайну. Доктор беспрестанно рыдал, отнекивался от кражи и умолял Валдая пустить его повиниться к Огурцову. Но Валдай был непреклонен, снимал трубку, чтобы якобы кому-то звонить, чтобы доктора приехали и забрали, но тут доктор падал на колени, просил пощадить, ведь у него семья, трое детей, внуки и любовница в Нижнем Новгороде. Но Валдай был непреклонен и суров, как Берия.

Он добился своего – раздавил доктора, сделал его виноватым, запугал до смерти. Поэтому потом, когда Валдай разрешил ему написать заявление об уходе по собственному желанию и валить на все четыре стороны, то врач рухнул на колени зацеловал ему руки и стал валяться в ногах в благодарность за то, что тот не дал делу хода, не стал его бить ногами и пытать утюгом, а поверил и разрешил уйти. Валдай выпроводил его за дверь, приказав докторишке на глаза Огурцову от греха подальше не попадаться, да и вообще обходить корпорацию за сто миль стороной.

- Спасибо вам, спасибо, дорогой друг, что мне поверили, - бормотал доктор, глотая валидол горстями дрожащими руками, - век буду за вас теперь богу молиться...

- От любовницы в Нижнем Новгороде теперь-то тебе придется отказаться, - невесело пошутил Валдай, провожая из кабинета шатающегося, словно после выпитого литра водки доктора, - не по карману теперь тебе будет любовницу содержать…

Но врач махнул рукой. Он был доволен, что хоть сам жив остался - до любовницы ли уж тут? Он выскочил из здания корпорации и побежал, как ошпаренный петух вдоль проспекта, пока сердце не прихватило и не пришлось присесть на лавочку, чтобы отдышаться.

Жестоко, конечно, было так поступать с хорошим врачом, но чего только не сделаешь ради любви? Сам бы доктор с этого места не ушел – слишком уж оно было сладким, а прижми его Валдай как-то по другому – хитрый лекарь нашел бы способ пожаловаться Огурцову и уж тогда точно бы начальнику службы безопасности влетело бы, а уж о том, чтобы Анну с собой в Ниццу взять и думать бы пришлось забыть.

Осталась бы Анна наедине с «наездником» из парка, а Валдай бы в Ницце мучился и места себе не находил. А так – докторишка запуган до смерти и вряд ли сунется что-то выяснять. На вопрос Огурцова о докторе Валдай покажет ему заявление об уходе, которое написал под его диктовку прежний доктор и тут же порекомендует Анну, как великолепного специалиста. Времени до отъезда совсем не осталось – вряд ли его шеф будет возражать против её кандидатуры.

Валдай хлопнул ладонями, радостно оскалился в предвкушении приятного отдыха рядом с рыженькой красавицей Анечкой. Того, что Огурцов западет на Анну и отобьет её у него Валдай почти не боялся. Во-первых, с ними в Ниццу ехала жена шефа Арина, которая блюла мужа по всем правилам, а во-вторых, Огурцов был влюблен в свою жену, как молодой.

- А ты, наездник, получишь вот что! – довольный собой сказал Валдай и вставил в сторону приоткрытого окна огромную фигу.

 

 

До отъезда оставался всего один день и вечером Наташа вместе с замаскированным черными усами и темными очками Эдиком поехала на встречу с Ариной, которая должна была передать самые последние сведения по поводу проживания своего мужа с компанией в Ницце.

Эта информация была теперь не так уж важна, ведь Анна стала работать в корпорации личным врачом Огурцова. Правда, пока она работала там временно – только на период короткого отпуска лже-Огурцова. Потом он обещал разобраться – оставить ли Анну или найти другого врача. Но что будет потом – это не волновало Анну, замена поддельного Огурцова на настоящего должна была состояться в Ницце. И Акулам этого времени было вполне достаточно, чтобы заменить ненастоящего владельца компании на настоящего.

Встречались любовники Арина и Эдик в гостинице «Космос», проходили в специально снятый номер наверху, а Наташа оставалась ждать их в баре, который находился на первом этаже гостиницы. Арина перестала ревновать Эдика к Наташе, они даже подружились и находили много общих тем для разговоров, а Эдуард в это время молча сидел и злился. После разговоров Эдик и Арина отправлялись в гостиницу на час, а Ната сидела где-нибудь внизу в кафе или в баре и грустила о том, что у неё нет никакой личной жизни.

Анна вон нашла время для романа, в Катрин до безумия влюблен Борис, который волочится за ней везде, чуть ли ни в туалет. Правда она пока держит его на расстоянии.

- Только я одна одинёшенька, - незаметно для себя самой вполголоса произнесла Наташа, вертя в руках высокий бокал с коктейлем «Ромашка».

- Что вы сказали? – повернулся к ней сидящий рядом на высоком барном стуле молодой человек.

- Ничего я не сказала, - ответила Наташа, - а если и сказала, то не тебе.

- А я подумал… - начал было что-то говорить он, но Наташа его перебила:

- Слушай, отвянь, не до тебя!

Молодой человек взял свой бокал с пивом и пересел подальше. Наташа отвернулась и сама себя мысленно поругала. С чего это она набросилась на молодого человека – он просто поговорить хотел, а может быть и познакомится. Сама же только что думала о том, что одна и тут же отшила потенциального ухажера. Наташа скосила на него глаз. Молодой человек уставился в телевизор, по которому шел футбольный матч.

Одет бедненько, стрижка неровная, мама, наверное, стригла или сестра. Или девушка его стригла. Тогда чего ж он к ней клеился? Хотя он и не клеился вроде, просто спросил чего она сказала. По виду парень студент – её ровесник, мордочка симпатичная, но денег, скорее всего, только на бокал пива и есть. Почему так происходит – молодые красивые чаще всего с пустыми карманами, а стареющие, потные плейбои с пивными животами имеют при себе толстые пачки купюр, но вызывают у Наташки омерзение, словно пупырчатые жабы.

- Эй, слышь, ты извини, - крикнула ему Наташа, - сорвалась на тебе, а ты не при чем…

Парень повернулся, улыбнулся ей.

- Да никаких проблем, все нормально, с кем не бывает…

И снова уткнулся в свое пиво. Наташа спрыгнула со стула, подошла к нему и села рядом, спросив, не возражает он, если она тут посидит. Парень был не против. Оказалось, что его зовут Миша, что он сам не местный, не москвич, приехал с Севера, учится в институте на геолога, а увлекается сноубордом.

- Да ты что - сноубордист? – обрадовалась Наташа. – Я тоже обожаю сноуборд, но времени нет покататься.

- А сейчас и негде кататься снега нет, - ответил он, - даже у нас. А вот зима придет, можно поехать на мою родину в Заполярье. Там такие трассы я знаю классные, никто по ним не ездил еще, мы будем первыми.

Наташа обратила внимание, что парень уже как бы пригласил её поехать вместе с ним в Заполярье зимой, но намеренно пропустила это приглашение мимо ушей и спросила:

- А кто это тебя так криво постриг?

- Сосед по комнате в общаге, мой друг, - ответил Миша, - а что, сильно заметно?

Наташа своим вопросом убила двух зайцев – отметила, что скорее всего, никакой девушки у парня нет, раз стрижет его сосед по комнате в общаге и что денег у парня тоже нет, раз он не может позволить себе пойти в парикмахерскую, а вынужден просить своего друга, чтобы тот стриг его тупыми ножницами. Да и какие деньги могут быть у парня с периферии, слава богу, что хоть на учебу хватает и на бокал пива не в самом дорогом баре. И для сноуборда сейчас самое время где-нибудь в Швейцарии, но похоже он об этом даже не думает, ждет когда наступит зима в родном Заполярье.

- А чего ты в Москве сидишь, домой не поехал? – спросила Наташа. – Сейчас вроде бы занятий в ВУЗах нет.

- А я не просто сижу, я сейчас на стройке работаю, - ответил Михаил, - зарабатываю деньги на зиму. Вот зашел после смены сюда пивка попить. А ты сама чем занимаешься?

Наташа наврала ему, что работает в бутике, торгующем нижним бельем, живет за кольцевой с родителями и парень сразу же заметно осмелел – все-таки не какая-нибудь коренная москвичка, родившаяся в пределах Садового кольца – те приезжих вообще за людей не считают, да и работает ни в самом престижном месте. Предложил угостить её коктейлем, но Наташа вежливо отказалась.

Тут в баре появились Арина с Эдиком, присели за угловой столик. Наташа увидела их, попрощалась с парнем, не оставив ему ни адреса, ни координат и хотела уже направиться к довольным проведенным временем Арине с Эдиком, как вдруг Миша как-то даже испуганно остановил её, удержав за локоток и спросил:

- А как же сноуборд, мы же хотели поехать вместе…

- Мы хотели? – переспросила Наташа. – Я, кажется, согласия не давала…

- Ну, так дай! – произнес он достаточно громко.

Видно было, что он боится упустить и навсегда потерять девушку, которая ему по настоящему нравилась. Бармен и посетители оглянулись на них и ухмыльнулись хором – больно уж двусмысленно прозвучала фраза.

- Ладно, мне пора идти, меня ждут, - улыбнувшись, сказала Наташа, - я сама тебя найду…

- Как ты меня найдешь в Москве, если ты ничего про меня не знаешь? – засуетился Миша. – Возьми хотя бы номер моего телефона или дай мне свой телефон!…

Наташа сделала шаг назад, улыбнулась еще раз, молча покачала головой и сказала:

- А ты приходи сюда каждый день в это же время и жди меня. И однажды я приду.

- И сколько мне ждать? – обречено спросил студент.

Она пожала плечами, сказала ему: «Пока» и пошла к Эдику с Ариной. Они поднялись ей навстречу. Им пора уже было ехать домой – лимит времени, отпущенный Саней Волковым Арине на прогулки уже был исчерпан. Наташа не обернулась, не посмотрела на покинутого сноубордиста. Парень ей понравился – симпатичный, даже слишком симпатичный для мужика, но что из этого – сколько таких симпатичных молодых студентов вечерами отираются в барах. Он просто один из них, а у неё дела – предстоит большая работа в Ницце и забивать голову пустопорожними романа сейчас совсем ни к чему.

    

 

Катрин осталась в квартире с Борисом, который не отходил от неё ни на шаг, молча сидел на кухне, пока она жарила в майонезе с чесноком свои любимые кабачки. Борис кабачки терпеть не мог, особенно жареные и даже запах этих овощей, шипящих на сковородки в смеси с растительным маслом он едва переносил. Но ничто - даже омерзительно не нравящийся ему запах не могло заставить его отойти от Катрин дальше трех метров.

Он вожделел её каждой клеточкой своего тела, каждая частичка его плоти тянулась к ней, но все его поползновения на её тело мягко, но сурово пресекались ей. Вот так – жили в одной квартире, постоянно находились рядом, а не сближались.

- Катрин, ну почему ты меня мучишь и мучишь? – спросил Борис, разглядывая манящие изгибы её фигуры со спины.

- Я сейчас уже закончу жарить и кабачками уже не будет так пахнуть, - ответила Катрин, зная неприязнь Бориса к её любимому блюду.

- Я не об этом, - со вздохом сказал он, - я что – так тебе противен?

Катрин ответила, что ничего он ей не противен, но и ложиться с ним в постель только потому что он ей не противен, она не намерена. Борис подошел к ней сзади положил руки на плечи. В этот раз она не отстранилась. Он с наслаждением вдохнул запах её волос, пахнущих летом и луговыми цветами, но мерзкий запах жареных кабачков вдруг смешался с этим запахом наслаждения, а Катрин ловко вывернулась из его объятий и села со сковородкой за стол. Борис опустил руки, подошел к окну и не видя ничего на улице произнес:

- Я для тебя готов на все. Я готов даже нюхать эти твои кабачки каждый день, хотя я с детства их ненавижу.

- И только-то? – удивилась Катрин, отправляя в свой эротичный ротик поджаристый кружок нелюбимого Борисом овоща. – Невелика жертва, как мне кажется…

- Да я все брошу к твоим ногам, - резко повернулся он, - вот только вернусь на свое место в управление корпорации и все, что мое станет твоим!

Он рухнул перед ней на колени и прижался своим лицом к её ногам.

- Выходи за меня замуж! – бормотал он, целуя её коленки через длинный махровый халат. – Я люблю тебя больше жизни! Помнишь как мы с тобой переплывали реку? Как сползали по связанным простыням с лоджии гостиницы в Смоленске? А помнишь, как мы угнали «Феррари»?

- Да, наше совместное времяпровождение было полно романтики, - с иронией согласилась Катя, защищаясь от бурных проявлений любви отстраненного от дел миллиардера.   

- Вся наша совместная жизнь будет состоять только из романтики, громадных букетов роз, перелетов с курорта на курорт, я осыплю тебя бриллиантами, одену в меха и шелка от лучших кутюрье! – обещал наэлектризованный своей страстью Борис. – Мы сыграем свадьбу в Монако, а потом помчимся в Лас-Вегас, проигрывать в казино целые состояния!

- А девочки?… - слабым голосом спросила Катерина.

Она сдавалась, отступала под напором его чувств и бешеной любви – ни каждый день мир обещают бросить к твоим ногам.

- Какие девочки? – не сразу понял Борис, который уже добрался до голых коленок Катрин и осыпал их поцелуями. – Ну, при чем тут девочки? Это наша любовь!

- Я не могу их предать! – вырвалась из его объятий Катя. – Мы с самого раннего детства вместе!

Борис остался сидеть на полу, а Катрин отошла в угол кухни. Он сказал ей, что его денег хватит н на то, чтобы и Анна, и Наташа никогда больше не работали и занимались только тем, чем хотели. Но Катрин возразила и сказала, что они слишком свободны, чтобы от кого-то зависеть. Борис всхлипнул – он не знал, что еще можно говорить, как убедить эту строптивую красоту в том, что он безумно любит её, что без неё ему не нужны никакие состояния. Он прямо так и сказал, что не поедет в Ниццу, что ему не нужна корпорация, если в его жизни не будет Катрин!

Это был явный неприкрытый шантаж с одной стороны и такое глубокое объяснение в любви, что даже Катрин не смогла перед ним устоять. Но она подсела на пол рядом с Борисом скорее из жалости к его любовным мукам, чем испытывая ответные чувства. Но он воспринял этот её шаг совсем по-другому – сразу же обхватил её и повалил на пол, осыпая поцелуями. Она не стала сопротивляться – все равно это должно было рано или поздно случить.

Вернувшиеся в квартиру Наташа и Эдик застали их прямо на полу в кухне среди разбросанного вороха одежды. Сладкая парочка даже не заметила, что в прихожей кто-то появился, так и продолжали разгорячено заниматься своим делом. Наташа улыбнулась, вскинула свои густые брови и осторожно прикрыла дверь в кухню, отстранив любопытного Эдика, который старался подсмотреть за любовными играми своего бывшего шефа.

- Ну вот и Катьки это случилось, - сказала Наташа, - а я так и буду куковать одна до самой пенсии…

- А что, тот парень из бара, с которым ты проводила время, пока мы с Ариной были наверху, был очень даже ничего, - с легкой подковыркой заметил Эдик.

- Ладно тебе! – махнула рукой Наташа. – Много ты понимаешь…

Тут дверь из кухни распахнулась и на пороге появился полуобнаженный Борис.

- У меня радостная весть, друзья! – радостно воскликнул он. – Катрин согласилась выйти за меня замуж!!!

- Ура!!! На свадьбе погуляем! – закричал Эдик и захлопал в ладоши, но наткнувшись на каменный взгляд и безмолвие Наташи, осекся и хлопать перестал.

- Вы что не рады? – растерянно спросил Борис. – Но почему вы не рады?

Наташа ничего не ответила, повернулась и пошла к себе в комнату.

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>  

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27

 

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

Частный мастер - . Звоните