Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.

 

 

 

Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

<<<<< Назад                                        Дальше >>>>

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27

СЕРГЕЙ ЕРМАКОВ - АКУЛЫ - СКРЫТЫЙ ВРАГ

14

Катрин и Борис прятались от дождя в беседке детского садика недалеко от гостиницы из которой они только что сбежали, спустившись с лоджии по канату, сплетённому из простыней. Сбежать-то они сбежали, а вот что делать дальше мыслей пока не было. Во-первых, дождь пошёл пеленой, во-вторых, и без дождя ничего вокруг не было видно, в-третьих, у них с собой не было ни копейки денег – всё изъял под расписку майор Смоленский.

Так что двигаться как-то в сторону Москвы необходимо было, но как – не пешком же. Катрин озябла, Борис подвинулся к ней и прижал к себе. Она не сопротивлялась – с детдома еще знала, что «два индейца под одним одеялом не замерзнут». Но Борис ни к месту стал проявлять вовсе не дружеские поползновения – засопел, как пылесос, а руки его скользнули по её груди.

- Вот этого не надо, - строго сказала Катя, - не время, не место, да и вообще, я девушка порядочная.

- А я не просто так это всё, - обиделся Борис, отстраняясь, - я, может быть, с самыми серьёзными намерениями. Я может быть, хочу тебе предложение сделать быть моей женой!

- Ой-ой-ой, - покачала головой Катрин, - знаю я вас мужиков. Своего добьётесь и от предложения даже следа не останется.

- Я серьёзно, - сказал Борис, - мне такая, как ты жена очень нужна! Мне всегда был нужен крепкий тыл, а ты самое то, что надо!

- А ты меня-то спросил, я-то сама хочу в тылу сидеть? – усмехнулась Катрин. – Нет, Огурцов, моё место на передовой, там где стреляют танки и горят ракеты.

- Ты вот шутишь, а мне не до шуток!

- Быстро же ты свою жену Арину позабыл, - парировала Катрин.

- Она меня предала, да и любит она Эдика, - ответил Борис, - а нам с тобой хорошо будет, я тебя на руках буду носить…

- Тихо!!! – прервала пылкие объяснения развенчанного миллионера Катрин, глядя на площадь перед гостиницей. – Не может быть!!!

- Что? – высунул голову из-за ограды, как черепаха из панциря Борис. 

Он увидел, что к тыльной стороне гостиницы под козырек черного входа подкатила явно нездешняя «Феррари» и из неё вышел мужчина средних лет плотной наружности с лицом решительным и самоуверенным. Он был настолько самоуверенным или же настолько спешил, что даже не поставил своё авто на сигнализацию, а прям таки помчался по крыльцу ко входу в гостиницу.

- Это что, твой знакомый? – спросил Борис.

- Еще какой, - усмехнулась Катрин, - интересно, что он тут делает. Неужели он таки сел мне на «хвостик»?

- Я ничего не пойму, - занервничал Борис, - объясни мне…

Но Катя не стала ему ничего объяснять – схватила за руку и потащила к «Феррари». Борис понял её намерения, стал сопротивляться и громко шептать, что второй раз участвовать в угоне не будет – мало того, что их уже задержали один раз, теперь уже, если поймают, точно посадят в камеру к уголовникам. Катрин пригрозила бросить его и уехать одна. Этот довод подействовал, они залезли в машину.

Катрин увидела, что Толик Одуван оставил даже ключи – видимо очень спешил расправиться с ней. Она нажала на газ и машина рванула с места, словно молния.

- Жалею только об одном, - сказала Катя, выруливая на трассу, ведущую на Москву, - что побывала в Берлине, а отца своего так и не нашла. Придется возвращаться в Германию, найти моего «олимпийца».

- Давай отъедем немного, бросим эту «Феррари» и будем добираться на попутках, - предложил Борис, - нас остановят, нас догонят и посадят.

- В попутках я не поеду, - сказала Катрин, набирая скорость, - не хватало, чтобы меня еще какие-то маньяки утащили в лес. На тебя-то надежды мало. А насчет того, что нас остановят или догонят, это ты зря. Такую машину милиционеры даже и преследовать не станут, потому что бессмысленно это, на их развалюхах милицейских эту «ракету» ни в жизнь не догнать. Так что пристегни ремень и приготовься – сейчас будем взлетать!

 

 

Валдай потерял сон и покой. После того как предположение Анны о том, что диагноз его матери поставили неверный подтвердилось у профессора, он хотел развалить районную больницу, а врачей банально избить, но Анна не дала ему этого сделать, запретила даже высказывать все, что он думает о врачах. И он ей, как ни странно, подчинился.

- У врачей маленькая зарплата и знания на уровне этой зарплаты, - пояснила она.

- Да, но я-то им платил кучу денег!!! – возразил Валдай. – За такие деньги они могли бы делать лучше!!!

- А они привыкли уже делать все на маленькую зарплату, поэтому перестроиться не могут, сколько ты им не плати, - парировала Анна и он согласился.

Всё-таки теперь жизнь его матери была вне опасности, профессор – медицинское «светило» сказал, что еще бы пару месяцев и мать было уже не спасти. Валдай хотел отблагодарить Анну деньгами, но она отказалась в таком резком тоне, что он сообразил, что обидел её. Тогда он решил исправиться и пригласить её в шикарный ресторан, осыпать там лепестками роз и морем удовольствия. Но Анна сказала, что ближайшие дни занята, попрощалась и ушла.

Валдай был в трансе. Он никогда еще так плохо не относился к своим обязанностям по безопасности фирмы Огурцова как в эти дни. Мало того, он отвлек одного из своих сотрудников – бывшего опера от дел корпорации и тайно перенаправил его для того, чтобы он проследил за Анной, узнал где она живёт и с кем встречается.

Поэтому когда Анна вышла вместе с Валдаем и его матерью из клиники после визита к профессору, шпик незаметно привязался к ней. Он был настолько блеклым, как медуза в море, что даже если бы Анна заметила его, то второй раз оглянувшись не выделила его из толпы – он просто сливался с фоном на котором стоял. И автомобиль у него был точно такой же – самые расхожие «Жигули» в меру грязные, чтобы не светился мышиный их цвет.

Асс слежки так умело сел на хвост Наташкиному «Пежо», что ни Анна, ни сама Ната не заметили, что за ними от самой клиники до Мытищ едет неприметный «Жигуль» с «медузой» за рулём. Они приехали, поставили машину на стоянку и вышли из машины. Тут шпик заметил, что существо в бейсболке, которое вело машину, вовсе не ухажер Анны, как то показалось Валдаю, а весьма интересная особа женского пола. Но на этом шпик наблюдения свои не закончил – ему нужно было выяснить еще точный адрес проживания Анны. Он проводил их до дома, понаблюдал как они зашли в подъезд. Теперь ему предстояло вычислить квартиру, где жила девушка.

И только он собирался выйти к подъезду и войти в него, как вдруг дверь открылась, сама Анна вышла из подъезда и шпион едва успел спрятаться за углом. Она прошла до шоссе и стала ловить машину. Шпик понял, что это его шанс, запрыгнул в свои «Жигули», подрулил к ней и спросил с видом бывалого «бомбильщика»:

- Куда едем?

- На Ленинградское шоссе в конный клуб, - ответила Анна.

Водитель не стал торговаться о цене, согласился довести за весьма умеренную плату, Анна  села в машину и поехала к своим любимым лошадям и к своему новому знакомому Анатолию, с которым договорилась встретиться в этот день взамен того, что был пропущен из-за срочного отъезда Толика в командировку.   

 

 

Толик Одуван постреляв бандитов в гостинице города Смоленска уже собрался уходить с места преступления, но от двери вернулся. В это время сержант уже приподнял голову и мутными глазами оглядел номер с тремя окровавленными трупами.

- Что такое, а? – только и успел произнести он, как вдруг новый удар по черепу лишил его сознания.

Толик аккуратно вытер гостиничным полотенцем свой пистолет, из которого он только что убил троих человек и вложил его в руку сержанту. Картина получилась не слишком достоверная. Получалось, что сержант пострелял бандитов, но не из табельного оружия, а из какого-то неизвестного с глушителем, а потом вдруг неожиданно потерял сознание. Полная туфта, но на другую историю у Одувана не было времени. Поэтому он оставил все, так как есть, аккуратно приоткрыл дверь в коридор и увидев, что на месте дежурной пусто выскользнул, словно мышь из норки.

Путь отхода он на всякий случай продумал сразу, еще поднимаясь в номер. Он знал, что спустится до второго этажа, а там прямо с лестничной клетки спрыгнет на козырек черного входа, а потом в свою машину и будет таков. Этот план он придумал на тот случай, если Катрин и её любовника придется убить. А если ему бы пришлось волочиться по гостинице с Катрин, то им обоим пришлось бы выходить через центральный вход. Но на тот случай у него было служебное удостоверение, которое при его входе в гостиницу весьма убедительно подействовало на швейцара.

Убегая, он воспользовался первым планом, спрыгнул на козырек и уже видел край своей «Феррари» как вдруг машина завелась и рванула с места. Толик от возмущения и неожиданности чуть не поскользнулся на козырьке и не нырнул головой вниз с двухметровой высоты. Помогли сноровка, закалка, тренировка – удержался и спрыгнул таки на ноги. С ходу рванул за своим автомобилем, шлепая ботинками прямо по лужам, да куда там – «Феррари» обдал его пеленой брызг и скрылся из виду. Толик схватился за пояс, где обычно носил пистолет, но оружия не было – он только что сам оставил его в номере в руках у сержанта.

И тут его сзади осветили фары. Он повернулся и, заслонив глаза рукой, увидел очертания милицейского «козелка». Вот с кем с кем, а с провинциальными милиционерами ему беседовать сейчас никак не хотелось – они сначала прикладами АКМов отобьют почки, а потом, как водится, повесят на него убийство троих уродов, которых он обнаружил в номере Катрин и Бориса. Толик чертыхнулся и прыжком с перекатом бросился в кусты. Подавать заявление об угоне «Феррари» он весьма мудро посчитал несвоевременным. 

- А ну, стой! – раздался окрик от машины. – Стой, а то шмальну!

Но Одуван и не думал останавливаться – он рванул через детский садик, низко пригнув голову. Милиционер голословным не был и выстрелил ему вслед из пистолета, игнорировав предупредительный выстрел в воздух. Пуля просвистела в полуметре от Толика и это обстоятельство очень разозлило бывалого вояку. Еще не хватало, чтобы его пристрелил какой-то провинциальный мент. Толик сделал вид, что миновав беседку детского сада, побежал дальше, а сам резко повернулся и затаился за её углом.

Первый милиционер, преследуя неизвестного, выскочил прямо на удар ребром ладони по горлу и подсечкой, взбрыкнул ногами и растянулся на спине. Второй же, который бежал сразу же за ним, запнулся о своего товарища и повалился вперед. Толик поймал его в полете, запрыгнул сверху и несколько раз ударил лицом об детсадовский асфальт с нарисованными на нём веселыми колокольчиками. Первый тем временем попытался встать и нащупать выпавший из рук пистолет. Но Толик футбольным ударом ноги снизу вверх по лицу вырубил его, потом перепрыгнул через распластавшегося служителя закона и рванул к милицейскому «козлу».

Дождь полил просто стеной и в полной тьме были видны только фары, которые светили как два прожектора. Навстречу Толику от милицейской машины шагнула полная фигура в плаще и спросила:

- Ну что там?

Толик с ходу боднул его головой в переносицу, а потом насадил на колено и бросил на землю. Плащ задрался и он увидел мелькнувшие погоны майора. Это был майор Смоленский, приехавший лично проверить донесение администратора гостиницы, что в номер к задержанным немцам проследовали трое неизвестных бандитской наружности, предварительно в холле жестоко поваляв по полу самого администратора и швейцара гостиницы и подбив обоим по одному глазу.

Вскочив в «козелок», Толик рванул на нём в сторону, куда умчалось его «Феррари». Некоторое время он в порыве отчаяния гнался за угнанной своей дорогой иномаркой, выжимая из милицейского «козелка» все, чего он только мог дать на дороге, но все равно это было то же самое, что гнаться верхом на корове за породистым скакуном. Раздосадовано сплюнув, Толик спустил милицейский «козелок» в кювет, а сам тормознул такси и помчался на железнодорожный вокзал.

 

 

Его угнанный «Феррари» столичные милиционеры нашли почти сразу после прибытия Одувана в Москву на поезде на вокзал. Его любимый железный «конь» был брошен в нескольких километрах от МКАД. Милиционеры стали проверять чья машина – дело выплыло на генерала Брусничкина и автомобиль вернули Толику. На лобовом стекле маркером, который всегда возил с собой в бардачке Одуван была сделана размашистая надпись: «Весёлого Рождества!» и подпись – «Катрин Монро».

Одуван разозлился не оттого, что его поздравляли с Рождеством, до которого еще была уйма времени, а оттого, что эта наглая девка играет с ним, водит за нос и еще и издевается вот таким образом.

Чтобы как-то успокоиться Толик решил поехать на Ленинградское шоссе и покататься на лошади. Тем более, что в это время там как раз каталась так понравившаяся ему Анна.

Одуван не ошибся – девушка действительно была там на своей непременной гнедой кобылке, которая привыкла к Анне и больше не взбрыкивала. Толику в этот день досталась серая в яблоках лошадь, такая же мрачная, как и его настроение. Он догнал Анну на одной из аллей и пристроился рядом.

Девушка, увидев его, обрадовалась, сказала, что уже собиралась поехать домой, но теперь конечно же покатается еще полчаса. Спросила – как удалась Одувану его командировка. Толик распространяться по этому поводу не стал, просто ответил, что всё прошло нормально. Тогда Анна поинтересовалась – а чем собственно он занимается?

У Толика на этот случай была легенда и официальное прикрытие даже для органов, поэтому он придумывать ничего не стал, сказал, что занимается угольным бизнесом. Это вроде как Анну даже немного разочаровало, очевидно, ей хотелось чего-то более романтичного, она сказала, что Толик похож на военного, на что Толик ответил, что был военным, но из армии уволился, потому что там мало платили и жилья не давали.

Так за разговором подъехали к летнему кафе, возле которого аппетитно пахло шашлыками, работал телевизор и веселый азербайджанец ловко управлялся с шаурмой. По телевизору передавали новости, на экране возник портрет Адамовского и диктор сообщил, что олигарх якобы отказывается от написанного им ранее покаянного письма, утверждая, что письмо написали его надзиратели, подкинули его ему в камеру и выдали за своё. И Анна, и Одуван с одинаковым любопытством послушали новости, купили себе по баночке сока и поехали дальше по аллее.

- Как вы думаете, Анатолий, - спросила Анна, - олигарх Адамовский действительно покаялся или письмо ему подбросили?

- А чего ему каяться? – неожиданно зло вопросом ответил Одуван. – Он свои деньги заработал. Они под ногами валялись, а он их поднял. Ну, не он бы поднял, так кто-то другой. Так чего ему теперь каяться?

- Знаете, Анатолий, я в этих тонкостях не разбираюсь, - сказала Анна, - и я не была бы против олигархов, если бы миллиардером в нашей стране был бы, например, оружейник Калашников, который изобрел свой знаменитый автомат или даже артист Боярский, которого вся страна любит и знает. Но когда человек ничего не изобрел, не придумал, а просто присвоил себе то, что принадлежало и принадлежит всем, то это не есть правильно, согласитесь?

Толик был в корне не согласен, но подумал о том, что их дальнейшая дискуссия может закончиться крупной ссорой, решил тему перевести. Он подумал, что удивляться в существе монолога только что сказанного Анной было нечему - ведь в этой стране большинство населения всегда ненавидело тех, кто более удачлив, предприимчив или везуч – это впитывалось с молоком матери и преподавалось в школе – раскулачить кулаков всегда было делом почетным и правильным, вся история страны с семнадцатого года была борьбой против богатых. Странно, что к этому большевистскому большинству относилась и Анна – поначалу она показалась ему другой.

Но некрасивее она от этого не стала, поэтому Толик стал рассказывать забавный случай, произошедший с ним в дороге в Москву – когда один из подвыпивших пассажиров закрылся в туалете перед самой Москвой в знак протеста против санитарной зоны и как мог засорял эту зону. Его извлекали оттуда с помощью наряда милиции. Но Анну отчего-то этот случай не насмешил – расхождение во взглядах на жизнь дало небольшую трещину в их отношениях. 

И в этот момент сотовый Анны ожил, забулькал полифонической мелодией. Девушка вытащила телефон из куртки, приложила к уху и радостно взвизгнула так, что её гнедая кобылка фыркнула и недовольно покосилась на наездницу.

- Катя, ты где? – кричала в трубку Анна. – В Москве? Слушай, я так рада, мы же тебя уже потеряли…

Тут она посмотрела на Бориса и он понял, что разговор конфиденциальный, поэтому дернул за поводья и отъехал в сторону. Если бы он только знал - как близко он сейчас находится от той ниточки, за которую мечтает ухватиться и которую никак не может поймать, он бы не стал отъезжать. А так он даже особо и не прислушивался к разговору – разве он мог подумать, что Анна сейчас разговаривает с той самой Катей, которая так ловко водит его за нос.

Нет, конечно. Но всё же Одуван про себя отметил, что Анна как раз рыжая и красивая, как та девка с субмарины, которую описал ему Адамовский. Олигарх в камере даже пытался рисовать фоторобот и Анны и третьей - Наташи, но поскольку никакими талантами – ни к танцам, ни к рисованию, ни к пению он не обладал, то в результате этого рисования у него получилось нечто отдаленно напоминающее работу с выставки наивного искусства и идентифицировать по этим рисункам личность не представлялось возможным.

Но тут пенять олигарху было не на что. Если бы он имел хоть какой-то талант, то он стал бы с детства его развивать, на это тратил бы всё своё драгоценное время и не стал бы миллиардером. А так он еще в детстве решил – талантов у меня нет, а выделиться из общей массы я хочу, значит, буду зарабатывать деньги. А умение зарабатывать деньги – тоже талант, тем более в том случае, если ты вхож в правящую страной «семью» и тебе щедро нарезаются куски от бесплатного пирога.

Толик даже про себя отметил, что и подругу Анны, звонку которой она так обрадовалась тоже зовут Катей. Но он отметил данный факт и сразу забыл о нём. Мало ли в Москве Анн, которые дружат с Катями и даже с Наташами. В любом ночном клубе таких троиц можно насобирать пару пучков.

Наконец, Анна закончила разговор и подъехала к Толику. Лицо её сияло.

- Извините, - сказала она, - мне нужно ехать. Подружка объявилась, с которой я давно не виделась!

Толик кивнул – а что ему было делать? Анна попрощалась, развернула свою лошадку и поскакала к выходу из парка, а Толик медленно поехал дальше по аллее.

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>  

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.