Скачать детективЧитать детектив он-лайнСергей Ермаков - новая книгаШоу опального олигархаДетективы ЭКСМО почитать

 

 

Новости

Детективы

Новые детективы  

Неизданное

Негритянские

Песни

Биография

Ссылки

 

 

 

 

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>

СЕРГЕЙ ЕРМАКОВ - АКУЛЫ - СКРЫТЫЙ ВРАГ

10

Катрин и Бориса посадили в какой-то холодный подвал и оставили под охраной одного из охотившихся за ними бандитов по кличке Бездельник, того самого которого Катрин удалось побить под балконом. Посадили их в разные камеры с маленькими зарешеченными окошками с задвинутыми металлическими створками.

Катрин не знала как интересуется Бездельник Борисом, но к ней в камеру он заглядывал ежеминутно при этом причмокивая, разглядывая её и обещая ей, что скоро, уже скоро, мол. А что «скоро» он не пояснял, но Катя по тону догадывалась, что ничего хорошего ей это «скоро» не сулит.

Ей вообще было непонятно зачем их заточили в этот подвал. Если Волков хочет избавиться от настоящего Огурцова, то почему Бориса не убили сразу?

Наверное, бывший автомеханик Саня Волков самолично хочет убедиться в том, что человек, место которого он занял, умер или возможно даже собственноручно хочет его убить.

А Катрин они оставили в живых, чтобы продать в турецкий бордель. Ушастый главарь бандитов это четко сказал, когда Катерине его помощники на голову мешок накинули.

Перспективы были не радужными, в турецкий бордель Катрин не хотела, а в каменном мешке температура была приближена к нулевой, их не кормили, Катрин мерзла и лишь иногда постукивала в стену Борису, чтобы убедиться, что он жив. Борис отвечал слабым стуком, на которых охранник ругался и бил ногой в двери камеры, обещая зайти и застрелить их. Но не заходил.

Сидеть и ждать решения собственной участи Катрин не привыкла, она с самого детства сама руководила своей судьбой.

Поэтому мозг её напряженно работал, ища выхода из создавшейся ситуации. И вот когда в очередной раз Бездельник заглянул в её камеру, чтобы полюбоваться белокурой красавицей, он увидел, что Катрин стоит рядом с окошком и смотрит на него.

Бандит сначала даже как-то испугался и отпрянул, но потом его глаза устремились на расстегнутую толстовку девушки под которой виднелась часть её большой груди.

- Я кушать хочу, - жалобно сказала Катя.

- Не положено, - ответил Бездельник, не сводя глаз с её прелестей.

Один раз это любопытство частями тела Катрин его уже подвело – под балконом он получил между ног, но все равно Бездельник упорно не сводил взгляда с Катиного выреза, загипнотизированный её большой грудью, словно кролик взглядом удава.

- Ну, пожалуйста, хороший мой, - ласково попросила Катя, приблизившись и наклонившись так, чтобы видимость её молочных желез для Бездельника сильно улучшилась, - хотя бы маленький бутербродик, хотя бы малюсенький.

Бездельник сделал глотательное движение кадыком и засопел, как паровоз на растопке. Катрин положила левой руку на свою обнаженную грудь и сжала её, оголяя. Бездельник, обрадованный бесплатным стриптизом, сунул нос за решётку двери и облизнулся.

Кате только это и нужно было. Она резким рывком зацепила ноздрю бандита специально приготовленным загнутым гвоздём, который с трудом вытащила из деревянных нар с помощью своих ногтей на пальцах рук. Прощай маникюр, сделанный в элитном салоне, но дело дороже. Вытащить гвоздь из нар было полдела – загнуть его крюком с двух сторон – вот что было сложно, но Катрин и с этой задачей справилась. 

Бездельник взвыл от боли и Катя шепнула ему в самое ухо:

- Тихо, а то порву нос, будет больно!!! Быстро открывай меня!

- У меня нет ключей от камеры, - провыл Бездельник, - я тут просто сторожу. Ключи у нашего главного, у Кондрата.

- Врёшь! – не поверила Катрин и еще больше натянула гвоздь.

Ноздря Бездельника захрустела, тонкой струйкой по губе полилась кровь. Ему стало понятно что чувствует рыба, когда вместо толстенького червячка получает в горло острый крюк.

- Не вру, не вру, - взмолился Бездельник, гримасничая от невыносимой боли, - думаешь, если бы у меня были ключи, я бы тебя до сих по не оприходовал? Ключи у Кондрата!

- Это тот ушастый? – спросила Катрин.

- Да-да, - прошипел Бездельник, хлопая слезящимися глазами.

Это был настоящий прокол – Катя едва не расплакалась от обиды. Такой хороший план освобождения рухнул, как карточный домик.

Оказывается у их охранника нет ключей, ему нечем открыть их. И что теперь делать – отпустить Бездельника, чтобы он побежал наверх к своему ушастому главарю, а потом они вернулись и сделали из Катрин отбивную котлету? А не отпускать его тоже никакого смысла – не век же она его за нос будет держать! Катя чуть сама не заплакала от обиды.

И тут вдруг позади бандита в коридоре раздался удар – ноздря Бездельника с хрустом насадилась на гвоздь, а глаза его съехались в кучу на переносице. Катя отпустила гвоздь и Бездельник упал на пол. В окошке появилась сияющее лицо Бориса.

- У меня во время моего похищения Эдиком и Ариной развилась жуткая клаустрофобия, - шепотом поведал он, - боязнь замкнутых помещений. Я не могу долго находиться за закрытой дверью, я не выношу этого. А поскольку этот Бездельник все время терся возле твоей камеры, а к моей и не подходил, то я и смог гвоздиком открыть замок. У них тут можно достать гвоздик из нар.

- Я это знаю, - кивнула Катрин.

- А потом ты его отвлекла, я смог выйти и ударил его табуреткой по макушке, - закончил Борис.

- А ты не такой уж размазня, - сказала Катя, - как мне показалось вначале.

- Я не размазня, - обиделся Борис, - просто обстановка для меня непривычная. Я больше привык в кабинете…

-А ты сможешь гвоздиком открыть мой замок? – поинтересовалась Катрин.

- Попробую, - ответил Борис и пропал из окошка.

В замке послышался скрежет под который Борис шёпотом рассказал, что, оказывается, в детстве его мама прятала от него в комоде конфеты и закрывала комод на замок. А он приноровился гвоздиком открывать замок и конфеты потаскивать. Вот теперь способности пригодились.

Через пару минут Катина дверь была открыта и она вышла в коридор. Не удержавшись, она бросилась на своего освободителя и расцеловала его.

- Не время пить шампанское! – сказал он, хотя заметно, что ему были приятны прикосновения губ молодой девушки. – Нам еще нужно выбраться наружу!

 

 

В конце подвального коридора под самым потолком находилось окошко, ведущее во двор дома в подвале которого сидели в своих камерах Борис и Катюша. Оно было достаточно широким, чтобы в него могла пролезть Катрин и даже Борис. Прямо как будто для этих целей под окном стоял столик, встав на который можно было бы вылезти наружу.

- Что-то уж больно все легко получается! – прошептала Катрин, выглянув из окошка и увидев, что во дворе никого нет. – Подозрительно легко.

- Я тебе говорил, что я везучий по жизни, - ответил ей Борис, глядя на ту часть тела Катрин, которая осталась в помещении, когда она по пояс высунулась на улицу. – У меня куча фобий, но видимо для равновесия бог наградил меня удачливостью.

- На твоем месте я не была бы в этом так твёрдо уверена, - сказала Катрин, намекнув на то, что удачливые люди не оказываются в подвале и не бегают от бандитов по подсолнечному полю, наряжаясь в одежду пугал.

Но Борис не придал значения её словам – он был доволен, что ему удалось освободиться из камеры. Катя с легкостью примы Большого театра спрыгнула со стола и нагнулась над распластавшемся на полу Бездельником. Тот был без сознания.

Вместе с Борисом они затащили его в камеру, где сидела Катрин и закрыли там, засунув гвоздик целиком в замочную скважину, чтобы бандит не смог выбраться.

После этого Катрин вылезла в окошко и прижалась к стене. За ней выбрался и Борис. Снаружи было тихо и темно – наступила звездная ночь. Дом, в котором их держали, был двухэтажным. Из окон доносились звуки музыки – играл шансон и хриплый голос пел на русском, но слов было не разобрать. Катрин взяла Бориса за руку и потащила вдоль стены к калитке.

Сердце бешено колотилось. Казалось, вот сейчас раздастся окрик: «Стой!», а за ним может последовать и смертельный выстрел. Катя старалась ступать осторожно, глядеть на триста шестьдесят градусов вокруг себя и слушать звуки, которые могут оказаться шагами охранников. Рука Бориса вспотела и слегка подрагивала, сжимая её ладошку.

Они добрались до угла дома, Катя приложила палец к губам и выглянула. Был вариант перелезть через забор, а не идти к калитке, но Катрин приглядевшись, сразу этот вариант отвергла – хоть забор и был невысоким, но по верху его тянулась колючая проволока – зацепиться и запутаться было как раз плюнуть.

До калитки оставалось каких-то пять метров. Можно просто рискнуть, пробежать до неё, выскочить, а там уж высокие деревья и кусты скроют в темноте. А вдруг ушастый бандит по кличке Кондрат как раз сейчас стоит и курит у окна? Кондрат увидит их и конечно выстрелит. Промазать и не попасть в неуклюжего Бориса просто невозможно даже слепому, поэтому рисковать было нельзя. Ни к месту вспомнилось стихотворение Чуковского:

- Шел Кондрат в Ленинград, а навстречу - двенадцать ребят…

- Двенадцать? – шепотом переспросил насмерть уже перепуганный Борис. – Мы не пройдём, нас убьют…

Катя и сама не заметила, что губы её прошептали стихотворение. Она, не отвечая, сжала руку Бориса, чтобы он замолчал. Нужно было торопиться – в подвале мог уже очнуться Бездельник и поднять шум. Катерина присела, взяла с земли камешек и бросила в сторону калитки. Он стукнулся о забор, отлетел и попал в стоящую возле ворот бочку с водой.  Никакой реакции.

- Рискнём! – приказала самой себе и Борису Катрин. – Бегом, не останавливаясь до калитки и дальше в лес! На старт! Внимание! Марш!

Они рванули из-за угла прямо в открытые створки калитки. И только лишь они проскочили как за их спиной послышались крики и отборный мат. Но до спасительной лесополосы оставалось не так много метров. Катя прибавила шаг, таща за собой одышливого Бориса. Они успели заскочить в лес прежде чем из ворот выскочили Кондрат, второй его помощник и неудачник Бездельник.

Катерина и Борис затаились за кустами и видели как Кондрат с разворота влепил жесткую оплеуху итак уже сильно пострадавшему за сегодняшний день их охраннику с порванным носом.

 

 

Маргарет на звонок открыла двери своей квартиры, увидела перед собой сощуренные в гневе глаза Катрин и в страхе отступила назад. Голова немки была перевязана белым полотенцем и лицо её стало таким же мертвецки бледным, когда она увидела русскую девушку и Бориса.

- Нихт… - прошептала она, часто моргая подбитым глазом.

Катрин переступила порог, Маргарет попятилась еще больше, запнулась о край пушистого ковра и упала на пол на свою худую попу.

- Нихт шисен, - пробормотала она, - битте…

Борис закрыл за собой дверь, повернул собачку замка и направил суровый, полный решимости взгляд на Маргарет. Увидев, что ни в руках у Кэт, ни у Бориса нет оружия, немка немного успокоилась и перешла на русский язык.

- Я не виновата… - пробормотала она. – Бандиты  меня заставили так поступайт…

- Что, сильно обогатилась за наш счет? – нагнувшись над ней, сидящей на полу, заботливо спросила Катрин. – Сотрясения нет?

- Я испугалась, - продолжала оправдываться немка, отползая на спине, - эти русские бандиты такие страшные, фрау Кэт. Они грозились меня убить! Они заставили меня!

- Лучше замолчи! - приказала Катрин. - Противно тебя слушать! Я же все видела как ты с этим ушастым кокетничала, - и не удержалась от подколки, - хорошо же они тебе заплатили, теперь дочери в Штаты перешлёшь пару оплеух!

Маргарет всхлипнула. Старая, худая она сидела на ковре с подбитым глазом, похожая на алкоголичку с Ленинградского вокзала. Борис подошёл к окну и стал смотреть вниз, наблюдать за улицей, чтобы при появлении бандитов они успели уйти. А вообще они пришли к немке для того, чтобы сначала позвонить в Москву Анне и рассказать о случившемся, а потом забрать старый «Опель» Маргарет, добраться до дома и забрать оттуда документы, кредитки и переодеться. Катрин сообщила об этом Маргарет.

- Но все ваши документы и кредитки уже у меня в квартире, фрау Кэт, - начала тараторить немка уже по существу, стараясь вернуть утраченное доверие, - ваш русский бандит, который меня ударил, по имени Камрад, он сказал мне привезти их и тогда, он сказал, я получу свои деньги.

- Не камрад, а Кондрат, - поправила её Катерина, - отлично, давай документы, кредитки и свой мобильный.

Маргарет боязливо поднялась, полезла к себе в сумочку и протянула Кате паспорта, кредитные карточки и телефон.

Катрин была довольна тем обстоятельством, что всё сложилось именно так как сложилось – документы и кредитные карточки оказались у немки. Ведь мысль о том, что им еще придется неизвестно какими способами добираться до загородного дома Эдика, чтобы забрать там всё это, её очень сильно тяготила. А задача решилась проще простого.

Теперь можно подумать и о новых документах для Бориса. Он сказал Катрин, что у него есть один знакомый, к которому можно обратиться на этот счёт в Берлине – попытаться сделать новый паспорт на новую фамилию. Денег на кредитке у Бориса было по его словам достаточно для того, чтобы пересечь границы и добраться до России. 

Так что, сделав документы, можно смело отправляться в Москву.

Катя взяла мобильник старой немки и набрала номер сотового телефона Анны в Москве. Её подруга ответила почти сразу и обрадовано вскрикнула, услышав родной голос.

Катрин вкратце рассказала что с неё и с Борисом приключилось за последние два дня, а потом добавила, что они вскоре выезжают в Россию. Трубку у Анны выхватила Наташа и стала спрашивать подробности, но Катрин сказала, что расскажет подробности при личной встрече. Девчонки были вне себя от радости, что Катрин жива.

Не доверяя больше Маргарет, Борис и Катя заперли немку в туалете, забрали у неё из стола ключи от её машины. Кроме того, Борис своей властью друга хозяина дома устным указом уволил её, не давая расчета. Гувернантка завыла за дверью туалета, просила её простить, ведь денег за своё предательство она так и не получила, а только получила по лицу, да теперь еще и работу потеряла.

Но Борис и  Катрин не слушали её, вышли в подъезд, закрыли дверь квартиры на ключ, спустились на улицу, уселись в старенький «Опель» Маргарет и поехали в сторону дома человека, который, как уверял Борис, мог помочь им с новыми документами.

 

 

Автомобиль бывшей гувернантки немецкого дома Эдика катил по улицам Берлина мимо Брандербургских ворот, которые еще помнили пресловутую Берлинскую стену, от которой теперь остались только скрытые за забором обломки, по улице Унтер-ден-Линден мимо памятника Фридриху Великому, возле которого обычно назначают свидания друг другу немецкие влюбленные.

Катрин уверенно вела машину, одновременно слушая немецкое радио, которое вещало о том, что русские спецслужбы опять нарушили права человека – выкрали с собственного острова в Тихом океане знаменитого российского предпринимателя Якова Иосифовича Адамовского и упекли его за решётку для того чтобы тем, кто пришел сейчас к власти в России отнять у него кусок «сладкого пирога» и поделить его между собой. 

- Слышь, Борис, а ты очень богатый был? – с хитрой физиономией спросила Катя. – Такой же богатый как этот олигарх, которого посадили в Бутырку или не очень?

- Почему это «был»? Я еще надеюсь вернуть свои деньги, - ответил Борис, - с вашей помощью…

- Но всё-таки ты такой же богатый или нет? – продолжала выпытывать Катерина.

- Начнём с того, что собственного острова в Тихом океане у меня нет, - ответил Борис Огурцов, - в журнале «Forbes» обо мне не пишут. Так что по олигархическим меркам я практически нищий. А вот для среднего российского обывателя я очень даже богат. У меня есть своя яхта, парк современных автомобилей, несколько домов в разных частях света и крупный счет в банке. Я могу позволить себе кушать в дорогих ресторанах и одеваться у лучших модельеров. То есть я мог все это себе позволить до произошедших со мной грустных событий. А зачем ты спрашиваешь меня об этом?

- Просто ты не похож на очень богатого человека, - ответила Катрин, выключая радио, которое перешло на визг в защите прав и свобод российского олигарха, - у меня есть… было… несколько знакомых олигархов, они другие, они не такие как ты.

- А какие они? – нахмурился Борис. – Чем собственно я от них отличаюсь?

- Ты на человека похож, - ответила Катрин и ничего не прибавила к этому.

Борис какое-то время помолчал, он понял что именно хотела сказать девушка. И потом ответил:

- Меня очень, практически кардинально изменило то, что со мной произошло. Я долго сидел один взаперти, преданный другом и женой и думал о своей жизни. И мне показалось, что я сам виноват в том, что случилось. Я мало уделял времени своей жене Арине, я её практически не видел. Я постоянно напоминал своему другу Эдику, что это я вытащил его из грязи, упрекал его тем, что я для него сделал. Я был озабочен только прибылью в собственный карман и считал, что поступаю правильно.

- И ты снова станешь таким же как был, когда вернёшься на своё место?

- Я думаю, что нет, - ответил Борис, - по крайней мере я постараюсь...

- Хорошо бы, - сказал Катрин и затормозила.

Они прибыли по адресу, где проживал человек, который по словам Бориса мог помочь им с фальшивыми документами для пересечения границы.

  <<<<< Назад                                        Дальше >>>>  

01   02   03   04   05   06   07   08   09   10   11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   

Все изданные книги Сергея Ермакова:

 

Новые детективы серии  "ПОП$А" про морпеха Краба и певицу Татьяну:

8. "Кофе и украденная песня"

7. "Бедовый месяц депутата Моразина"

 6."Москву ничем не удивишь"

 5. "Шоу опального олигарха"

4. "Криминальный романс"

3. "Акулы шоу-бизнеса"

2."Попса, бандит и олигарх"

1."Поп - звёздные войны"

 

Старые книги:

1. Виртуоз мести

2. Фурия

3. Шершень

4. Баксы на халяву

5. Охотник на отморозков

6. Властелин колец

7. Месть - штука тонкая

8. Чистая совесть вора

9. Надежда приносящая смерть

10. Туз и четыре шестерки

 

Новости  Детективы XX-го века  Новые книги  Неизданное  Под чужим именем  Песни    Биография  Ссылки 

Страница изменена:20 августа 2009 г.